11 Августа

На пути Аллаха: топ-100 влиятельных мусульман России

«БИЗНЕС Online» составил список ключевых персон, на которых ориентируется 20-миллионная умма нашей страны

Российский ислам — огромное, многоцветное, но при этом и крайне разобщенное сообщество, не до конца осознающее себя. А для людей извне подобное и вовсе черный ящик. В преддверии Курбан-байрама газета «БИЗНЕС Online» совместно с экспертами взяла на себя смелость отчасти восполнить пробел. Надеемся, что наш развернутый обзор послужит объединению мусульман, и призываем дополнить его в комментариях.

как составлялся первый рейтинг российских мусульман

Чтобы ориентироваться в мире VIP-персон мусульманской общины России, до сих пор приходилось опираться на зарубежные рейтинги. В частности, на топ-500 самых влиятельных мусульман мира, который составляет Королевский исламский центр стратегических исследований Иордании. Однако из россиян в него попадали лишь единицы. Зарубежные аналоги не дают даже мало-мальски адекватного представления о масштабах влияния мусульманской уммы в России — от политики и экономики до спорта и культуры. Между тем 20-миллионная мусульманская община — одна из ключевых опор российской государственности, фактор, который делает нашу страну неотъемлемой частью исламского мира и во многом определяет ее роль на мировой арене. 

Наши герои занимают ключевые позиции во власти, бизнесе, спорте и культуре, активно занимаются исламской благотворительностью, это религиозные и моральные авторитеты, а также ведущие исламские интеллектуалы. Чтобы составить топ-100, мы опросили признанных исламоведов, ученых, чиновников и прочих экспертов, мнение которых считаем авторитетным. Кандидатов оценивали по их влиянию как на духовную, так и на политическую, экономическую и общественную жизнь России. Итоговый список мог бы состоять из нескольких сотен ярких представителей мусульманской общины России, но на первый раз мы ограничились круглой сотней. Подчеркнем, что в рейтинг вошли и те, кто не демонстрирует публично свою религиозность, но влияет на жизнь мусульманского сообщества, лоббирует его интересы или считается его гордостью. 

Лидеры рейтинга: от главного мусульманского «связного» с Кремлем до борцов за хиджабы и против рэперов 

Первую строчку в нашем топ-100 мы отдали 59-летнему председателю президиума духовного управления мусульман РФ и главе совета муфтиев России муфтию шейху Равилю Гайнутдину, которого также отмечали составители иорданского топ-500 мусульман мира, называя «наиболее важным человеком в российском исламе» и «ключевой фигурой в отношениях между мусульманским населением и Кремлем».

В свою очередь наши эксперты указывают, что более чем за 30 лет своей религиозной миссии Равиль хазрат не допустил фатальных ошибок. У него всегда есть свое мнение, которое он не стесняется высказывать в том числе и главе государства, а также высокопоставленным чиновникам. Это, к примеру, касается вопросов строительства мечетей в Москве. «В столице РФ всего четыре мечети, а, например, в коммунистическом Пекине их 80!» — возмущался Гайнутдин в интервью «БИЗНЕС Online».

Именно глава ДУМ РФ добился от московских властей разрешения на реконструкцию Соборной мечети, торжественное открытие которой в сентябре 2015 года посетили президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Также невозможно не отметить политическую смелость и амбиции Гайнутдина, который в том же интервью нашему изданию заявил о необходимости выстраивания вертикали власти в российском исламе. Это, по его мнению, необходимо для адекватного уровня политического влияния второй по численности прихожан конфессии нашей страны. Не приходится сомневаться, что на вершине исламской вертикали России Равиль хазрат видит себя.

Вторую строку топ-100 по праву занимает государственный советник Татарстана, первый президент РТ Минтимер Шаймиев. То, что он отошел от актуальной политической повестки, скорее служит плюсом в его общественной деятельности, в том числе в сфере религии. Так, именно после ухода с президентского поста Минтимер Шарипович стал часто появляться на намазах, которые ранее публично не посещал. 

Политического влияния он тоже, конечно, не растратил. Как утверждают наши эксперты, именно первому президенту РТ может лично позвонить Путин и посоветоваться по вопросам, касающимся прежде всего национальной и конфессиональной политики. Шаймиев за годы во главе республики заслужил авторитет не только среди татар (второй по численности нации в России), но и среди других мусульман страны и мира. Это очень сильная личность, авторитет которой до сих пор сохраняется, в том числе на Кавказе, отмечают эксперты.

После отставки Минтимер Шарипович занялся возрождением Болгара — древней столицы ислама в Поволжье. Кроме того, мусульманская умма благодарна госсоветнику РТ за создание и продвижение общенационального образовательного проекта — Болгарской исламской академии. Такого для развития мусульманского богословия в России не делал еще никто. Шаймиев добился объявления Дня принятия ислама Волжской Булгарией официальной памятной датой в Татарстане, правда, в общероссийском масштабе эта инициатива не прошла. 

Когда нужно, 82-летний Бабай использует свой авторитет, в том числе и для защиты мусульман. Он открыто возмущался законопроектом из «пакета Яровой», который накладывал запрет на совершение религиозных обрядов (например ифтаров) и миссионерство вне стен культовых сооружений. В итоге его слова были услышаны, необходимые уточнения внесены.

Персона, расположившаяся на третьем месте в топ-100 мусульман России, кому-то может показаться неожиданной, но, по мнению наших экспертов, данную строчку по полному праву занимает боец смешанного стиля из Дагестана Хабиб Нурмагомедов. Именно он сейчас лицо российского ислама в мире. После яркого и скандального боя с ирландцем Конором Макгрегором в октябре 2018 года, в ходе которого Хабиб защитил свой чемпионский титул, он вошел в высшую лигу мирового спорта.

У бойца целая армия поклонников. Подтверждение тому — его «Инстаграм», на который подписаны более 15,6 млн человек. Говорят, что в России Нурмагомедов бывает нечасто, тренируется в Калифорнии. Главным его спонсором был миллиардер Зиявудин Магомедов, который сейчас коротает время в СИЗО. Забегая вперед, скажем, что опальный бизнесмен тоже в нашем топ-100.

Впрочем, неспортивная слава и присутствие в мировой светской хронике принесли Хабибу, которому 20 сентября исполнится 31 год, высокое место в нашем рейтинге. Он не только верующий мусульманин, но и активный защитник моральных ценностей ислама. Например, после критических высказываний спортсмена в Махачкале отменили концерты некоторых известных рэперов, чье творчество, по мнению Нурмагомедова, — это не то, что «завещали нам праведные предки». 

По итогам прошлого года он вошел в топ-500 мусульман мира, а главный редактор RT Маргарита Симоньян и вовсе предположила, что к 2040 году боец может оказаться в кресле президента России. Правда, она к этому не призывала, а рисовала мрачную картину «исламизации России», которая и может привести Хабиба в Кремль.

Президент РТ Рустам Минниханов (№4 нашего рейтинга) оказался на одном из первых мест в топ-100, конечно, не случайно. Он не только возглавляет регион с большой долей мусульманского населения, но и, что в данном случае, пожалуй, важнее, является неформальным лидером всех татар России, а также татарских диаспор мира, а значит, крупнейшего мусульманского народа нашей страны.

Рустам Нургалиевич также играет заметную роль во внешней политике России, возглавляя группу стратегического видения «Россия — исламский мир», которую создавали Евгений Примаков и Шаймиев. К слову, сам Минниханов не раз говорил, что Путин лично поручил ему курировать связи с исламским миром. Первый оказывает ключевое влияние на принятие государственных решений по взаимодействию России с исламским миром, утверждают наши эксперты. Здесь также необходимо отметить тесное взаимодействие татарстанского лидера с турецким руководством и лично с президентом Турции. Глава РТ в числе прочих мусульманских и тюркоязычных политиков, несомненно, способствовал налаживанию партнерских отношений между Москвой и Анкарой после кризиса, вызванного уничтожением турецкими ВВС российского Су-24 в небе над Сирией, и последовавшего позже убийства посла России Андрея Карлова.  

В актив президенту РТ записывают и мусульманские мероприятия, которые проводятся именно под его началом, например фестиваль мусульманского кино. Рустам Нургалиевич также не раз рассказывал своим подписчикам в «Инстаграме» о хадже, а в Казани по его инициативе планируют построить одну из крупнейших в России мечетей.

Плечом к плечу с Миннихановым — 42-летний глава Чечни Рамзан Кадыров, который в нашем топ-100 замыкает первую пятерку. Если политическая позиция последнего вызывает в России весьма противоречивые оценки, то с точки зрения отстаивания ценностей традиционного ислама к нему ни у кого вопросов нет. Чего стоит хотя бы собранный им многотысячный митинг в центре Грозного против публикации во Франции карикатур на пророка Мухаммеда или притеснения мусульман в Мьянме.

Глава Чечни позиционирует себя именно как исламский политик, «броня» и «меч» мусульман. Это проявилось, например, и в скандале вокруг ношения хиджабов в школе. «Мои три дочери учатся в школе, носят хиджаб, имеют отличные оценки. Ольга Васильева требует, чтобы они сняли платки? Девочки этого никогда не сделают», — заявил он в начале 2017 года, комментируя высказывания в то время министра образования РФ, ответившей на вопрос «БИЗНЕС Online» о скандале в селе Белозерье.

Кадыров — неофициальный «полпред России» на Ближнем Востоке, особенно в его горячих точках. При этом международные контакты главы Чечни ограничены в основном арабским миром. В России Рамзан Ахматович претендует на роль одного из лидеров всех мусульман, а не только чеченцев. Он, например, включился в негласное соревнование по строительству самых вместительных мечетей в нашей стране. Третье и четвертое места соответствующего рейтинга занимают мечеть «Сердце Чечни» в Грозном и мечеть им. Кадыровой в Аргуне. Политик также известен тем, что привозит в Россию различные исламские святыни. К примеру, в 2011 году он доставил в Грозный «на вечное хранение» чашу, которой пользовался Пророк, а в 2015-м подарил только открывшейся после реконструкции Соборной мечети в Москве волос Мухаммеда.

Вторая пятерка: олигархи, строитель и богословы

Основатель и основной акционер USM Holdings Алишер Усманов расположился на 6-й строке нашего топ-100. Успешный бизнесмен, занимающий 9-ю строку в рейтинге Forbes с состоянием более $12 млрд, отметился тем, что сделал рекордное пожертвование (садака) в размере 500 млн рублей на строительство Болгарской исламской академии, а до этого спонсировал возведение Белой мечети в Болгаре, вложив, по разным оценкам, от 260 млн до 650 млн рублей. Также, как свидетельствуют наши эксперты, олигарх поддерживает и другие связанные с исламом проекты, причем не только в России. Например, на своей родине в Узбекистане он вложился в строительство крупнейшей в Ташкенте мечети, а в этом году подарил центру исламской цивилизации коллекцию книг стоимостью $8 млн, среди которых не только редкие издания о влиянии ориентализма и исламского мира на Европу на латыни, английском, французском и немецком языках, но и первый латинский перевод «Канона врачебной науки» Ибн Сины. К слову, сам центр в Ташкенте также строится на средства Усманова, бизнесмен пообещал выделить $100 миллионов.

7-м в топ-100 оказался 70-летний председатель центрального духовного управления мусульман Талгат Таджуддин. Он, выпускник медресе в Бухаре и исламского университета в Каире, возглавил старейшую мусульманскую организацию еще в 1980 году. По сути все остальные российские муфтии так или иначе являются его учениками. Однако, отдавая дань Талгату хазрату как мыслителю и, безусловно, лидеру с харизмой, приходится признать, что он уже не тот Таджуддин времен 1990-х. Заручившись поддержкой властей и подружившись с РПЦ, он хоть и обладает влиянием на мусульманскую умму, но уже не настолько абсолютным.

Кроме того, как говорится, все важное происходит в Москве, откуда до резиденции муфтия в Уфе больше тысячи километров. Тем не менее стоит подчеркнуть, что Путин также не обходит Таджуддина своим вниманием, регулярно встречаясь с ним. В заслугу последнему стоит поставить то, что с конца 1980-х он со своими сторонниками ездил в Болгар отмечать принятие ислама волжскими булгарами, когда это еще не было официально признано праздником. «Изге Болгар җыены» благодаря Талгату хазрату с 1989-го ежегодно собирает десятки тысяч участников.

Члена Совета Федерации от Дагестана, 53-летнего миллиардера Сулеймана Керимова (8) мы ставим на высокую строчку в рейтинге, несмотря на то что его позиции несколько подорваны судебными разбирательствами во Франции. Как бы то ни было, он заслужил авторитет в мусульманской умме после того, как проспонсировал строительство Соборной мечети в Москве, пожертвовав $170 миллионов. Как рассказал в интервью «БИЗНЕС Online» Гайнутдин, такое решение бизнесмен принял после того, как попал в автокатастрофу и выжил. Также к заслугам последнего перед уммой наши эксперты относят то, что он ежегодно отправляет многих россиян в хадж. Наконец, неоспоримо его большое влияние на ситуацию в родном Дагестане. Роль самого богатого уроженца республики особенно весома в экономике этого региона, но Керимов оказывает серьезное воздействие и на жизнь местной мусульманской общины в плане благотворительности.

Влияние вице-мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марата Хуснуллина никто не ставит под сомнение: он один из ключевых игроков в команде Сергея Собянина. Мусульманская умма благодарна первому за долгожданное появление Соборной мечети в Выползовом переулке. Эксперты, знакомые с ходом возведения здания, вспоминают, как Марат Шакирзянович лично еженедельно приезжал на стройку и контролировал ход работ. Правда, после торжественного открытия Соборной мечети вот уже несколько лет не было хороших новостей для московских мусульман: столичные власти новых участков под строительство мечетей пока не выделяют. Хуснуллин является еще и негласным лидером татарской общины Москвы, хотя он открыто и не подчеркивает свое отношение к исламу и национальным традициям.

Богослов, имам-хатыб московской Мемориальной мечети на Поклонной горе Шамиль Аляутдинов замыкает первую десятку влиятельных мусульман России. Его называют самым продвинутым имамом на постсоветском пространстве. Довольно высокую позицию в рейтинге он обеспечил себе своими литературными произведениями — написал более 30 книг. Никто с ним не может встать в один ряд по богословскому творчеству, а следовательно, по влиянию на умму в целом, полагают наши эксперты. Книги Аляутдинова продаются по всей стране, разве что за исключением Дагестана, где они осуждаются местным духовным управлением мусульман. Консервативному духовенству в республике, видимо, не нравятся новаторские подходы богослова. Его книга «Путь к вере и совершенству» как-то оказалась в федеральном списке экстремистской литературы, но после апелляции Оренбургский областной суд в 2015 году отменил решение одного из районных судов Оренбурга и произведение было реабилитировано.

Аляутдинов вообще личность неординарная. Он, например, еще и основатель мусульманского коучинга: в 2012-м запустил проект «Триллионер» — о том, как использовать исламские ценности для духовного самосовершенствования и жизненного успеха. Примечательно, что тренинги исламского богослова платные и на них стоят очереди. Ведет он их в стиле протестантских тренингов, изобретенных в Штатах, но при этом с твердой психологической и философской опорой на ислам.

ПОЛИТИКИ И ЧИНОВНИКИ: ПРАВАЯ РУКА КАДЫРОВА И РАЗВЕДЧИК ИЗ РОСГВАРДИИ

Высокие позиции в топ-100 влиятельных мусульман России заняли немало политиков и чиновников. Возможно, они менее активны в религиозной деятельности, однако сохраняют национальную и, что для нашего рейтинга особенно важно, религиозную идентичность. 

Депутат Госдумы Адам Делимханов (11) считается правой рукой Кадырова и вторым человеком в регионе. Однажды глава Чечни назвал его даже своим преемником. Спросите у чеченцев — они вам скажут, почему последний влиятелен, многозначительно заявляют наши эксперты. Другие подтверждают: значимость и роль Делимханова гораздо выше, чем подразумевает пост депутата Госдумы. Говорят, что он негласно контролирует чеченские общины по всей России, которые довольно сильны. В целом в медийном поле неактивен, разве что в 2016 году засветились его охранники, которых обвинили в вымогательстве у столичного бизнесмена.

Замруководителя администрации президента РФ Магомедсалама Магомедова (14) считают одним из самых высокопоставленных мусульман в российской иерархии. В его ведении межнациональное направление, а это значит, что на межрелигиозное согласие он также влияет. Знакомые с ним утверждают, что Магомедов позиционирует себя как мусульманин, держит пост, совершает молитву. Также не стоит забывать о его губернаторском прошлом: в 2010–2013 годах он возглавлял Дагестан. Кстати, его отец Магомедали Магомедов занимал ту же должность аж 12 лет.

Врио главы Башкортостана Радий Хабиров (20) получает довольно высокое место в нашем рейтинге, что называется, авансом. Пока он только набирает политические очки, тем более ему еще предстоит пройти выборы, чтобы избавиться от приставки «врио». Тем не менее наши эксперты не сомневаются, что у него все получится, заодно вспоминая, что до этого Радий Фаритович занимал высокую позицию в администрации президента России. Понятно, что у первого системная коммуникация с федеральной властью, подчеркивают наши собеседники. При этом Хабиров говорит, что является верующим мусульманином.

Эксперты отметили влияние в исламском мире России мэра Казани Ильсура Метшина (23). Он занимается благотворительной деятельностью, к примеру, стоял у истоков создания, привлекал спонсоров для строительства в столице РТ уникального центра слепоглухонемых «Ярдэм» (Ильдара Баязитова — о нем ниже), который не только работает на город, но и имеет общероссийский статус. По инициативе Ильсура Раисовича реализуется еще один благотворительный проект — «Добрая Казань». Он призван способствовать развитию благотворительности, причем не только в столице РТ. В прошлом году градоначальник презентовал «Добрую Казань» на конференции в Москве с участием Дмитрия Медведева. Метшин хоть и светский человек, но, как говорят знакомые с ним, уже в течение десятилетий держит уразу.

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров (27) за последний год терял очки: сказались скандал вокруг границы с Чечней и волна протестов по этому поводу в Ингушетии. Как итог — досрочное сложение полномочий. Сейчас он перешел в замы Сергея Шойгу, тем не менее остается одной из самых уважаемых фигур не только среди ингушей или мусульман, но и в целом в России. Не так уж много у нас политиков с реальным боевым опытом. В 1999 году группа спецназа ГРУ под командованием майора Евкурова, опередив войска НАТО, скрытно вошла в Косово и заняла стратегически важный аэропорт Слатина, удерживая его до подхода основных сил российских десантников из Боснии. В 2000-м Евкурову присвоили звание Героя России.

В наш рейтинг попали два сенатора — Ильяс Умаханов (32) и Фарит Мухаметшин (33). Первый из них родом из Дагестана, где в конце 1990-х занимал пост вице-премьера и курировал в том числе межнациональные отношения. Дважды на него совершали покушение, после чего он перебрался в Совет Федерации, где сейчас занимает должность заместителя председателя. Умаханов с 2010 года является уполномоченным по делам хаджа при правительстве РФ. Именно от него во многом зависит распределение между российскими регионами квот на отправку паломников в Мекку. 

В свою очередь Мухаметшин хоть и представляет сейчас в верхней палате парламента Самарскую область, но родом из Татарстана и в 1990-х был полпредом республики в Москве. В конце прошлого года сенатора назначили заместителем Минниханова в качестве председателя группы стратегического видения «Россия — исламский мир», члены которой недавно презентовали обновленную стратегию и объявили о грядущей перезагрузке организации.

Начальника разведывательного управления Росгвардии, а в прошлом главу МВД Карачаево-Черкесии Казимира Боташева (34) считают одним из самых влиятельных людей в силовых структурах. Очков ему добавило и дело сенатора Рауфа Арашукова, с которым у семьи нашего героя был конфликт. Публично свои религиозные предпочтения высокопоставленный силовик, по понятным причинам, не демонстрирует, но, по данным наших экспертов, считает себя мусульманином. После ухода Боташева с поста главы МВД северокавказской республики в ней прошли акции с выражением благодарности ему от лица мусульман Карачаево-Черкесии. Прежде всего в заслугу силовику ставят общение с мусульманской молодежью республики, которой он публично разрешил носить бороды и молиться где и как угодно, при этом пообещав обеспечивать безопасность.

Замначальника департамента по взаимодействию с религиозными организациями управделами президента РФ по внутренней политике Алмаз Файзуллин (37) также не случайно оказался в нашем рейтинге. Он хоть и непубличный чиновник, но, как утверждают наши эксперты, курирует в администрации президента ислам, а заодно в фонде поддержки исламской культуры, науки и образования — «главной кормушке муфтиев» — рулит грантами. Он распределяет деньги между всеми муфтиятами и исламскими учебными заведениями. Поскольку кислород перекрыли по международным каналам, для них это основной источник, утверждают наши эксперты.

А вот на рейтинге помощника президента Татарстана Камиля Исхакова (42) сказался его внезапный уход с поста президента Болгарской исламской академии. Еще несколько месяцев назад он в нашем списке мог бы занимать более высокую позицию. После ухода с должности мэра Казани успел побыть полпредом президента на Дальнем Востоке, а также постоянным представителем России в Организации исламского сотрудничества в Саудовской Аравии. Кроме того, стоит отметить, что для своего отца построил деревянную мечеть «Казан Нуры», которую после смерти Шамиля хазрата Исхакова сам и возглавил в качестве председателя религиозного объединения. Теперь на Исхакова-младшего возложена роль главы инициативной группы по строительству в Казани Соборной мечети. Также он остается советником первого замглавы администрации президента РФ Сергея Кириенко и помощником президента РТ.

Спецпредставитель президента по вопросам гуманитарного и экономического сотрудничества с государствами Каспийского региона Рамазан Абдулатипов (44), с одной стороны, потерял очки после того, как досрочно ушел с поста главы Дагестана. С другой — даже после массовых зачисток среди чиновников республики остался на плаву: для него была создана должность спецпредставителя. А еще спустя год он оказался спецпредставителем РФ при Организации исламского сотрудничества. Абдулатипов не просто чиновник, но еще и ученый: писал много про ислам и в свое время полемизировал с известным этнологом Валерием Тишковым. Также не стоит забывать, что первый все 1990-е годы делал успешную политическую карьеру, а в правительстве Примакова являлся министром по национальной политике.

Нашлось в нашем рейтинге место главе Карачаево-Черкесии Рашиду Темрезову (57), чьи позиции, как уверяют наши эксперты, шаткие: сказался скандал с сенатором Арашуковым. Тем не менее первому все еще удается держаться за кресло главы республики. Говорят, он знаком и дружит с очень многими людьми в российской власти.

Также в нашем топе есть бывший глава Кабардино-Балкарии, а ныне сенатор Арсен Каноков (58). Помимо прочего, успешный бизнесмен и не раз попадал в список Forbes, однако по итогам прошлого года задекларировал скромные 14,8 млн рублей. В феврале 2019-го он начал распродавать 15 рынков по всей стране, в том числе Комсомольский в старой части Набережных Челнов. Сенатор немало сделал для поддержания мусульманской общины в родной республике. При нем в Нальчике был построен исламский культурно-образовательный центр. На личные средства Канокова в столице КБР возведена Соборная мечеть. 

Наш рейтинг не мог обойтись без председателя комитета Госдумы по делам национальностей Ильдара Гильмутдинова (71), который выступает как едва ли не главный лоббист интересов национальных меньшинств России. Плюс споры вокруг «языкового вопроса» показали, что в условиях российской демократии сложно выжать из ситуации что-то большее, а способность добиваться компромисса — полезное дипломатическое умение. В довершение ко всему Гильмутдинов возглавляет федеральную национально-культурную автономию татар.

Также наши собеседники выделяют парламентария Ризвана Курбанова (86), который к нынешнему созыву сменил «Единую Россию» на КПРФ. Депутата считают человеком Керимова, который, по слухам, как раз пролоббировал попадание первого в Госдуму. Более того, Курбанов дружит с Магомедовым, в бытность которого на посту главы Дагестана, пусть и недолго, пробыл зампредседателя регионального правительства.

БИЗНЕСМЕНЫ И СПОНСОРЫ: «КОШЕЛЬКИ» уммы

Состояние основного владельца группы «Сафмар» Михаила Гуцериева (13) оценивается в $3,7 млрд — и это 28-е место в списке 200 богатейших людей России по версии журнала Forbes. А ведь в нулевые он почти все потерял и вынужден был уехать жить в Лондон, как поет Григорий Лепс, для которого миллиардер, кстати, пишет тексты песен, как и для многих других звезд российской эстрады. Впрочем, для нашего рейтинга имеет особое значение, что еще в 2007 году Гайнутдин вручил Гуцериеву (ингушу по национальности) высшую мусульманскую награду России за помощь в строительстве мечетей и благотворительность. Известно также, что, помимо Керимова, возведение Соборной мечети в Москве спонсировал как раз олигарх. РБК оценивал вклад последнего в $5 миллионов.

Президент «Лукойла» Вагит Алекперов (16) не заявлял о том, что мусульманин, но некоторые эксперты утверждают, что он им все-таки является. В публичное поле лишь просачивалась информация, как Вагит Юсуфович жертвует деньги на строительство церквей и мечетей. Например, Соборной мечети Когалыма он подарил рукописный Коран, датируемый началом XII века.

Президент группы «Альянс» Муса Бажаев (22) многие годы оказывал поддержку проектам и программам совета муфтиев России. Также ему принадлежал спорткомплекс «Олимпийский», расположенный рядом с московской Соборной мечетью. Правда, в конце 2017 года предприниматель продал его структурам Года Нисанова, а те уже приступили к реконструкции.

Еще один участник нашего топ-100 — президент международной ассоциации исламского бизнеса Марат Кабаев (26). Он родился в Узбекистане в татарской семье. В советское время — известный футболист, играл в основном за ташкентский «Пахтакор». После окончания спортивной карьеры до переезда в Москву жил и работал в Казани, где создал с нуля ассоциацию предпринимателей-мусульман России. В то же время возглавлял государственное ремонтно-строительное предприятие «Кемеш-Чишме» — оно действовало под началом министерства строительства РТ во главе с Хуснуллиным. Телефонные номера этой организации совпадают с номерами международной ассоциации исламского бизнеса, которую Кабаев создал уже после переезда в Москву. Стоит добавить, что первую ассоциацию покинул из-за некоего неприятного для него конфликта. Говорят, сам он имеет небольшой опыт предпринимательства, что не очень устраивало его замов по организации — настоящих бизнесменов. Так что единственным козырем Марата Вазыховича было только то, что он Кабаев — его имя открывало для ассоциации многие двери. В итоге в Москве создал МАИБ — по сути зеркальное отражение прежней ассоциации. Обе организации нацелены на то, чтобы привести в Россию исламские инвестиции, в частности в Крым. Запад на это ни за что не пойдет, так что ставка сделана на Восток. Некоторые эксперты утверждают, что своим влиянием Кабаев обязан одной из дочерей, олимпийской чемпионке по художественной гимнастике Алине Кабаевой, пользующейся большим неформальным влиянием.

Тут же упомянем нынешнего президента ассоциации предпринимателей-мусульман России Айдара Шагимарданова (65), который активно выходит на федеральный уровень. На сегодня в ассоциации более 3 тыс. членов и партнеров из 46 регионов.

О том, чем сейчас занимается бывший вице-президент «Лукойла» и экс-сенатор Ралиф Сафин (28), доподлинно неизвестно: о нем крайне скудная информация в открытых источниках. Тем не менее наши эксперты не сомневаются в его влиятельности и авторитете. В недавнем интервью сам Сафин обещал реализовать в родном Башкортостане инвестиционные проекты.

Также стоит вспомнить еще одного завсегдатая списка Forbes — гендиректора Тувинской энергетической промышленной корпорации Руслана Байсарова (36). Сейчас его состояние оценивается в $500 млн, и это 187-е место в списке 200 богатейших бизнесменов России. Имя бывшего гражданского супруга Кристины Орбакайте часто связывают с Кадыровым. Поговаривают, что именно Байсаров спонсировал покупку разных артефактов ислама, которые так любит глава Чечни. Сам бизнесмен всегда уверял, что всего добился сам, а дружба с Кадыровым тут ни при чем. Кстати, брак Байсарова с дочерью Аллы Пугачевой не был зарегистрирован в загсе, но был освящен имамом Московской соборной мечети.

Создателя и президента фонда поддержки и развития научных и культурных программ им. Марджани Рустема Сулейманова (39) наши собеседники отмечают за то, что он реализует многие культурные и социальные проекты, но при этом скромничает и остается незамеченными. При этом Сулейманов является крупнейшим коллекционером восточного, в том числе мусульманского искусства. Сам он в интервью «БИЗНЕС Online» рассказывал, что «хочет оставить свой вклад — как татарин и мусульманин».

Нельзя было забыть и о гендиректоре одной из крупнейших нефтяных компаний России — «Татнефти» — Наиле Маганове (40). Сам топ-менеджер активно не позиционирует себя как мусульманин, но близкие к нему люди утверждают, что он им является, даже несмотря на многолетнее увлечение китайской гимнастикой цигун. «Татнефть» и при Маганове ведет активную благотворительную деятельность в Татарстане.

А вот у председателя совета директоров группы «Сумма» Зиявудина Магомедова (70), считающегося другом Аркадия Дворковича и Медведева, дела идут плохо — больше года долларовый миллиардер сидит в СИЗО после обвинения в хищении и растрате 2,5 млрд рублей бюджетных средств. Ранее Магомедов был весьма заметен на ниве исламской благотворительности, особенно в родном Дагестане. Как-то он, например, подарил ковровое покрытие соборной Джума-мечети Дербента — древнейшей в России и одной из старейших в мире (она построена арабами в 733 году). Также бизнесмен спонсировал строительство нескольких новых мечетей.

Имя члена совета директоров ООО «ОРТЭКС» Рафаэля Фаизова (89) неизвестно широкой публике. Однако, как заверяют наши источники, для Дальнего Востока это не простой звук: его знают все главы регионов. Любой губернатор на Дальнем Востоке, когда идет вопрос про мусульман или татар, звонит ему, поясняют наши собеседники, утверждающие, что Фаизов чуть ли не согласовывает кандидатов на должности местных губернаторов.

Владелец ООО «Нарат-К», глава национально-культурной автономии татар Саратовской области Камиль Аблязов (91) — легендарный в татарском мире бизнесмен. Он рассказывал в интервью «БИЗНЕС Online», что пишет книгу об истории своего народа, уже издал двухтомник «Историческая судьба татар». Плюс построил и содержит большую мечеть в Саратове. Аблязов имеет большое влияние на местную татарско-мусульманскую общину. В целом же исламской благотворительностью он занимается в большом количестве регионов — от Саратова до Уфы.

Частного инвестора и миллиардера Фархада Ахмедова (97), расположившегося на 67-й строке рейтинга Forbes, пожалуй, запомнят больше по судебным разбирательствам в Лондоне с бывшей женой Татьяной. Что касается веры, то в ходе разборок с экс-супругой миллиардеру пришлось публично доказывать, что он является верующим мусульманином.

подвижники веры: мюриды Абдулаева, медийная империя Самигуллина и связи крганова

В группу религиозных деятелей мы сознательно не стали включать всех, кто возглавляет то или иное духовное управление. Это было бы слишком просто, но неверно и явно бы превратило наш рейтинг влиятельных мусульман в список муфтиев России. Поэтому в этом разделе остались только самые яркие из религиозных деятелей.

Так, некоторые эксперты предлагали поставить председателя духовного управления мусульман Дагестана Ахмада Абдулаева (12) едва ли не в один (а может, и выше) ряд с Таджуддином. У Ахмада-хаджи тысячи мюридов, влияние на которых не какое-то абстрактное, а вполне конкретное, выстроенное по типу военной организации. Абдулаев — суфийский шейх Накшбандийского и Шазалийского тарикатов (название методов духовного просветления, а также духовных братств суфиев).

Авторитет 34-летнего председателя ДУМ РТ Камиля Самигуллина (15) в Поволжье никто не ставит под сомнение. Достаточно сказать, что под его началом полторы тысячи мечетей! ДУМ РТ, по сути, не подчиняется ни СМР Гайнутдина, ни ЦДУМ Таджуддина, а стоит особняком. Самигуллин встал во главе ДУМ РТ на волне терактов и покушения на бывшего муфтия РТ. Несмотря на непростую ситуацию и конкуренцию среди имамов, он по-прежнему сохраняет свои позиции и пользуется доверием Минниханова. Самостоятельность Камиля хазрата, полностью встроенного в татарстанскую властную вертикаль, наши эксперты ставят под сомнение, но это не мешает ему пользоваться авторитетом среди верующих. Самигуллин — хафиз Корана, то есть наизусть знает Коран, а с его приходом в Татарстане возникла целая медийная исламская империя: появились издательство, телеканал, интернет-радиостанция.

Фигура председателя духовного собрания мусульман России, муфтия Москвы Альбира Крганова (17) никого не может оставить равнодушной: кто-то называет его раскольником, кто-то, напротив, ведущим исламским лидером и политическим суперлоббистом с большим потенциалом. Альбир хазрат стал муфтием (в родной Чувашии) за несколько месяцев до своего 18-летия, и это говорит о многом. Часть наших экспертов отмечали, что пока Крганову не удалось создать полноценную мусульманскую структуру, мол, мало последователей, но зато это сполна компенсируется поддержкой Альбира хазрата в администрации президента и прочих властных структурах. Крганов познакомился с Путиным в 1999 году. Путин, тогда еще и. о. президента РФ, включил муфтия в состав группы религиозных лидеров, деятелей искусства и культуры, посетивших Чечню в разгар боевых действий.

Муфтий вошел в состав Общественной палаты РФ, участвует в собраниях координационного совета по распределению президентских грантов, а также постоянно принимает участие во многих религиозных и светских мероприятиях. Кроме того, именно Крганову столичные власти разрешили строить мечеть в Новой Москве.

Также в нашем топе влиятельных мусульман нашлось место для заместителей Гайнутдина. Так, его первый зам Дамир Мухетдинов (18), как утверждают наши собеседники, все же влиятельнее другого заместителя Рушана Аббясова (45). Если второй в основном отвечает за представительские функции — охотно заменяет Равиля хазрата на разного рода официальных мероприятиях, то Дамир хазрат замкнул на себе целый букет должностей. Помимо заместителя Гайнутдина, он также является ректором Московского исламского института, который готовит руководителей мусульман. Говорят, что он часто ездит по общинам, читает лекции и более «привязан к земле», чем тот же Аббясов. Есть у него и богословский багаж, например не так давно презентованная книга «История ислама в России».

Еще один зам и одновременно муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов (31), как и его брат Шамиль (уже упомянутый у нас в рейтинге), относится к первому поколению постсоветских богословов и проповедников. Наши собеседники отмечают его ораторский дар, однако добавляют, что действует Ильдар хазрат строго в русле того, что делает Гайнутдин. Аляутдинов ведет активную просветительскую и благотворительную деятельность. Ильдар хазрат в совершенстве владеет арабским языком. Поговаривают, что с ним в этой области советуется даже упомянутый выше его родной брат Шамиль, самый популярный мусульманский богослов России. В заслугу Ильдару хазрату ставят проведение на крупнейшей отечественной концертной площадке  «Крокус Сити Холл» масштабных театрализованных представлений (с участием российских звезд Марата Башарова и других), посвященных исламу. Это стало новым форматом празднования мавлида — дня рождения Пророка в нашей стране. Правда, последнее представление вызвало неоднозначную оценку публики, а многими и прямо было названо провальным.

Также стоит выделить председателя духовного управления мусульман Карачаево-Черкесии и заодно председателя координационного центра мусульман Северного Кавказа (КЦМСК) Исмаила Бердиева (19). Вообще, говоря о клерикальном истеблишменте, КЦМСК выделяют отдельно наравне с ЦДУМ и СМР как еще один центр влияния, который с 2003 года возглавляет Бердиев. Правда, в последние годы КЦМСК все больше связывают со скандалами. Например, в 2017-м из состава организации вышло ДУМ Дагестана, после чего заговорили об утрате авторитета КЦМСК. Да и сам Бердиев своими неосторожными высказываниями (например про обрезание женщин) наделал много шума, который играл не в плюс, а в минус мусульманской умме.

Еще один северокавказский религиозный деятель — председатель ДУМ Чечни Салах Межиев (21). За ним, что логично, стоит Кадыров, в чьем политическом весе и влиятельности не приходится сомневаться. А три года назад Межиев и вовсе осмелился не просто полемизировать, но и обвинять в потворстве ваххабитам Гайнутдина, который, в свою очередь, раскритиковал «грозненскую фетву». Чем закончилось противостояние, так и осталось неясным, во всяком случае на сайте СМР нам не удалось найти какой-либо информации о дальнейших личных встречах Гайнутдина с Межиевым.

Председателя духовного управления мусульман азиатской части России Нафигуллу Аширова (29) именуют «легальным мусульманским оппозиционером», о котором «все слышали и все говорят». Также наши собеседники отмечают, что он весьма популярен среди мусульман-салафитов, которые во многом ориентированы на его мнение. Аширов, пожалуй, самый неоднозначный из руководителей российских муфтиятов. Он известен своими смелыми, порой на грани фола, заявлениями. Сторонники муфтия считают его одним из самых бесстрашных исламских религиозных деятелей страны, который не боится говорить правду по острейшим вопросам повестки дня. Противники же настаивают, что муфтий — популист и не более, отмечая при этом, что за ним нет больших реальных дел, но зато он часто движим меркантильными финансовыми интересами, в том числе и в своих громких заявлениях. Как бы там ни было, вне всяких сомнений, Нафигулла хазрат — одна из ярких звезд на мусульманском небосклоне России и по праву занимает место в нашем рейтинге.

Председателя духовного управления мусульман Саратовской области Мукаддаса Бибарсова (41) также называют блестящим оратором и амбициозным человеком, который «не боится говорить то, что думает». В начале 1990-х пытался заняться политикой, проведя региональную конференцию Исламской партии возрождения СССР, а затем создал общественное движение «Мусульмане России». Кроме того, какое-то время являлся генсеком «Союза мусульман России».

Роль муфтия Крыма Эмирали Аблаева (61) возросла после присоединения Крыма к России, после чего духовное управление мусульман полуострова не только не утратило, но и нарастило позиции, особенно после того, как меджлис крымско-татарского народа был признан экстремистской организацией. На этом фоне ДУМ Крыма превратилось в практически единственную легитимную структуру крымских татар, а Аблаев, соответственно, из лидера мусульман полуострова — в национального лидера крымских татар.

Глава духовного управления мусульман Петербурга и Северо-Западного региона России Равиль Панчеев (63) хоть и происходит из династии муфтиев, но в последние годы его сопровождают скандалы. Свой пост занял после смерти отца. Однако в 2016 году ЦДУМ Таджуддина лишило его звания муфтия и поста председателя ДУМ Санкт-Петербурга из-за спора Панчеева с матерью. Впрочем, это как будто даже никак не сказалось на его жизни. Теперь фактически муфтият в Северной столице стал отдельной и ни от кого не зависящей структурой.

Совсем другое дело с еще одним представителем династии религиозных деятелей — председателем регионального духовного управления мусульман Башкортостана Мухаммадом Таджуддиновым (66) — сыном Талгата Таджуддина. Пару лет назад, когда верховный муфтий решил назначить на это место Самигуллина, второй свой пост — главы ЦДУМ — он предлагал вверить своему же сыну. Но пока все остаются на своих местах.

Муфтий духовного центра мусульман Ингушетии Иса Хамхоев (67) запомнится конфликтом с Евкуровым, который вылился в то, что тогда еще главу республики отлучили от мусульманской общины.

Председатель духовного управления мусульман Нижегородской области Гаяз Закиров (90) считается авторитетом среди мишарей. А у его предшественника, а теперь президента нижегородского центра мусульманской культуры (НЦМК) и фонда им. имама Абу Ханифы Умара Идрисова (92) в учениках ходили несколько персон, входящих в наш рейтинг, среди них, например, Мухетдинов, Батров и тот же Закиров.

Мухаммад Биджиев (Карачай) (78) в свое время был секретарем СМР, а в 1990-е являлся заметным мусульманским активистом карачаевского народа. Сейчас занимает пост председателя российско-турецкого общества просвещения, культуры, дружбы и взаимодействия.

Сообщество шариатских судей в нашем рейтинге представляет главный казый Татарстана Джалиль Фазлыев (98). В плюс ему ставят умение разруливать любую сложную ситуацию, а также то, что, решая споры на основе исламского права, он всегда говорит только на татарском.

Наконец, многолетний глава ДУМ РТ (1998–2011 годы) Гусман Исхаков (80) продолжает оставаться одним из самых авторитетных мусульманских деятелей в Татарстане и не только, несмотря на опалу. После терактов в 2011 году его обвинили в том, что он создал в республике проваххабитское лобби, и отстранили. Однако в последнее время Гусмана хазрата несколько раз видели в качестве гостя в высоких татарстанских кабинетах, так что не исключено и его возвращение к активной работе. Пока же 62-летний Исхаков формально занимает скромную должность второго муфтия казанской мечети «Бишбалта». Стоит также вспомнить, что он является сыном Рашиды-абыстай, которую называют наставницей жены Шаймиева и вообще многих мусульман Казани.

СПОРТ И СЦЕНА: от Алины до алсу

Олимпийская чемпионка по фигурному катанию Алина Загитова (38) покорила весь мир и, что важно, не скрывает своей религиозной принадлежности. «Очень горжусь тем, что я мусульманка», — сказала она на Сабантуе в Коломенском в прошлом году. Также 17-летняя Загитова сообщила, что является прихожанкой Соборной мечети в Москве.

Трехкратный олимпийский чемпион Бувайсар Сайтиев (55) теперь заседает в Госдуме, где представляет Дагестан. Тем не менее один из самых титулованных борцов вольного стиля не забывает о спортивном прошлом и часто выкладывает в соцсетях фото и видео из спортзала. Наши эксперты утверждают, что Сайтиев — несомненный авторитет для молодежи вне зависимости от вида спорта и этнической принадлежности.

Еще один борец вольного стиля Абдулрашид Садулаев (62) в свое время на одном из молодежных турниров получил прозвище Русский танк за силу и волю к победе. В 2016 году он стал олимпийским чемпионом, теперь, как сам Садулаев признается в соцсетях, главная цель — Олимпиада-2020 в Токио.

Футбольный тренер Курбан Бердыев (68) часто ходит с четками, которые, как рассказывал работавший с ним в «Кайрате» Бахтияр Байсеитов, появились у него после посещения мечети в Алма-Ате. А сам Бердыев как-то рассказывал, что к вере пришел благодаря своему деду, который был богобоязненным мусульманином, совершал пятикратный намаз и даже ушел из жизни во время молитвы. Известно, что Курбан Бекиевич несколько раз совершал хадж и умру. 

Есть в нашем топе и 24-летний иранский футболист, играющий за питерский «Зенит», Сердар Азмун (82). На родине он очень популярен, а российские букмекеры считают, что он главный фаворит за звание лучшего бомбардира в чемпионате России.

Единственный татарин в Мосгордуме Ренат Лайшев (96) вновь поборется за депутатское кресло на сентябрьских выборах, сейчас же он ведет активную избирательную кампанию, о чем рассказывает в соцсетях. Но в нашем рейтинге он по другой причине. Лайшев является заслуженным тренером и гендиректором легендарного центра «Самбо-70», где занимались Юлия Липницкая, Евгения Медведева, Алина Загитова и гимнастка Алия Мустафина. Помимо этого, у Лайшева около 60 ролей в кино в качестве актера и каскадера, а его именем назван Boeing 737 авиакомпании «КД Авиа».

Обратимся к представителям творческих профессий. Говорят, что певец Ренат Ибрагимов (25) жестко соблюдает религиозные обряды, держит самую строгую уразу. Еще его называют «татарским Кобзоном» и «золотым голосом», а в политические заслуги включают то, что он участвовал в прямых телемостах с Крымом, тем самым подтягивая крымских татар к России.

Певица Алсу Абрамова (Сафина) (51) уже давно стала самостоятельной личностью, выйдя из тени своего отца Ралифа Сафина. Несмотря на недавний громкий скандал с, видимо, подстроенной победой ее дочери Микеллы на шоу «Голос», Алсу продолжает успешно снимать клипы и давать концерты.

Из актерской братии наши эксперты отметили Башарова (94), который говорит, что бывает в мечетях. Среди его ролей также можно выделить участие в фильме «Мулла» по мотивам произведений Туфана Миннуллина, а в литературно-музыкальной постановке «Мавлид ан-Наби. Разговор с душой», посвященной пророку Мухаммеду, у Башарова главная роль.

ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ: 96-ЛЕТНИЙ ГЕНЕРАЛ ГАРЕЕВ И хозяин ДОМА АСАДУЛЛАЕВА ФАРИСОВ

Президент Академии военных наук 96-летний Махмут Гареев (35) не нуждается в особом представлении. Боевой генерал прошел Великую Отечественную войну, в советские годы продолжил военную карьеру. До ухода с действительной службы в 1992-м занимал посты начальника штаба Уральского военного округа, затем работал в генштабе, а с 1989 года являлся главным военным советником в Афганистане после вывода оттуда советских войск. Военно-научной работой Гареев начал заниматься еще в 1960–1970-е годы, написал множество статей, а за книгу «Маршал Жуков. Величие и уникальность полководческого искусства» получил первую госпремию РФ им. Жукова. Наши собеседники подчеркивают, что генерал армии всегда ассоциировал себя с мусульманами, которым было особенно приятно, когда они видели Гареева на параде Победы рядом с Путиным.

Председатель региональной татарской национально-культурной автономии Фарит Фарисов (43) дружен с муфтием Гайнутдином более 20 лет, а также председательствует в попечительском комитете совета муфтиев России, отвечает за отношения с бизнесом и за оргвопросы. В прошлом он поработал в Чечне, был близок к Ахмату Кадырову. Как отмечают наши эксперты, серьезный рейтинговый козырь Фарисова — московский Дом Асадуллаева, который ему все-таки удалось отбить в судебной тяжбе с управделами президента — там согласились пойти на мировое соглашение, которое на следующей неделе должен утвердить Арбитражный суд Москвы.

Ильдар Баязитов (69) славен тем, что возглавляет благотворительный фонд «Ярдэм» — уникальную организацию, которая не имеет аналогов в России и странах СНГ. Без государственного финансирования она занимается адаптацией незрячих и других инвалидов, в том числе детей. Каждый месяц в расположенный в Казани фонд приезжают люди с ограниченными возможностями со всех уголков страны, где им не просто обеспечивают проживание и питание, но и занимаются их обучением, проводят духовную реабилитацию. Наши собеседники характеризуют Баязитова как заместителя муфтия РТ с прекрасной репутацией.

Председателя президиума российского конгресса народов Кавказа Алия Тоторкулова (54) выделяют как мецената и руководителя сильной организации, сумевшей объединить разные, в том числе немусульманские, группы. Также в нашем списке руководитель московского отделения этой организации Ахмед Азимов (75), который является советником Гайнутдина.

Блогер Расул Тавдиряков (76) называет себя «добрым мусульманином». Он активно ведет соцсети, реагируя на самые горячие темы, например на скандал с хиджабами в Мордовии, а также собирает средства для оказания помощи мусульманам Африки и Бирмы.

В нашем рейтинге и принявший ислам бывший священник РПЦ Али (Вячеслав) Полосин (73). Он исламский богослов, автор многих религиозных произведений, одно из самых известных —  «Прямой путь к Богу». Его влияние отмечают за весомый богословский багаж. Полосин также является советником муфтия Гайнутдина. Он активно критиковал РПЦ и православие в целом, за что, конечно, заслужил крайне отрицательное отношение к себе в православной среде, вплоть до обвинений в разжигании межконфессиональной розни.

Востоковед Мухаммед Саляхетдинов (83) возглавляет ассоциацию общественных объединений «Собрание», на площадке которой уже не раз проводились «голодные ифтары», а Асламбек Эжаев (84) создал в 2002 году первый мусульманский издательский дом Ummah, который печатает «правильные исламские книги».

Мусульманский деятель Ряшит Баязитов (93) возглавляет благотворительный фонд «Садака-Рахим». Именно он выступил инициатором и спонсором строительства в Москве мечети «Ярдям». Храмовый комплекс в народе называют Малым, или Новым Иерусалимом.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ: УЧЕНЫЕ, БОГОСЛОВЫ И РЕКТОРЫ

Президент центра стратегических исследований «Россия — исламский мир» Шамиль Султанов (30) заседал в Госдуме четвертого созыва, куда прошел по спискам партии «Родина». В депутатскую бытность работал в комитете по международным делам. Именно тогда было создано межфракционное объединение «Россия — исламский мир: стратегический диалог», призванное сблизить нашу страну с исламским миром, а в 2005 году Султанов возглавил одноименный центр стратегических исследований. Также он известен как автор множества книг, в том числе «Плотин» (серия ЖЗЛ) и «Глобальная безопасность и региональные конфликты». Кроме того, в конце 1980-х – начале 1990-х был соратником Гейдара Джемаля. Некоторые эксперты считают, что он не уступает ему по глубине знаний в исламской философии.

Ректора Российского исламского института Рафика Мухаметшина (24) наши эксперты называют человеком, который глубже всех в Татарстане погрузился в изучение ислама и мусульманской культуры. Он один из самых авторитетных мусульманских ученых в России. Его позиция в топ-100 могла бы быть еще выше, если бы он сохранил должность ректора Болгарской исламской академии (БИА). Однако наши собеседники уверены, что даже без нее он остается влиятельной фигурой. Кроме того, нельзя забывать, что Мухаметшин возглавляет совет по исламскому образованию, учрежденный в 2010 году. Фактически это своего рода министерство по вопросам мусульманского образования.

А вот нынешний ректор БИА Данияр Абдрахманов (64) только минувшей весной приступил к обязанностям, так что к следующему году он еще может добавить очков и оказаться в рейтинге гораздо выше. Пока же в Татарстане его называют варягом из Башкортостана, который темой ислама занимается всего три года. Также просачивались слухи, что у него были претензии к одному из преподавателей академии — профессору, доктору в области арабской филологии Ас-Саади (Аль-Саади Абдульраззак Абдулрахман). Несомненная заслуга Абдрахманова — то, что буквально через три недели после своего назначения он выбил для БИА здание Казанского исламского колледжа.

Старшего научного сотрудника центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмета Ярлыкапова (46) считают одним из самых известных мусульманских ученых-антропологов, кто часто присутствует на различных конференциях, а в СМИ комментирует религиозные проблемы кавказских регионов. Кроме того, Ярлыкапов — один из авторов «Большой российской энциклопедии», энциклопедического словаря «Ислам на территории бывшей Российской империи» и словаря «Религии и народы современной России».

Дамир Хайретдинов (47) раньше возглавлял Московский исламский университет, а сейчас является заместителем Гайнутдина по делам образования, культуры и науки. Также известно, что он писал докторскую диссертацию «Формирование и этническая история нижегородских татар-мишарей (IX – начало XX века)», которую должен был защищать в Кунсткамере, однако диссертационный совет принял решение снять работу с рассмотрения «согласно личному заявлению автора».

Популярный блогер и возмутитель спокойствия Рустам Батров (48) просто не мог не попасть в наш рейтинг. Он был первым заместителем муфтия РТ Самигуллина. Также Батров — автор книг по богословию, например «Абу Ханифа. Жизнь и наследие». Последние два года он как блогер оказывает большое влияние не только на мусульман Татарстана, но и всей России. Его статьи в «БИЗНЕС Online» постоянно читают, комментируют, с ними спорят. Это один из самых ярких интеллектуалов нового поколения.

Азербайджанца Эльмира Кулиева (49) наши эксперты также предложили включить в список влиятельных мусульман России, поскольку именно он сделал смысловой перевод Корана на русский язык — один из самых популярных. Правда, эту книгу в 2013-м Октябрьский районный суд Новороссийска вносил в список экстремистских изданий, но в конце того же года решение было отменено. Сам Кулиев живет в Азербайджане, но часто бывает в России.

Есть в нашем рейтинге еще один переводчик Корана — Валерия (Иман) Порохова (60). Правда, к ней неоднозначное отношение среди мусульман: одни упрекают ее в ненаучности перевода, допущенных в работе ошибках, а другие утверждают, что именно благодаря ей в России знают Коран. В любом случае и противники, и заступники Пороховой сходятся в том, что «определенная польза» от ее перевода есть. А лучшее тому подтверждение то, что Коран в ее переводе издан огромными тиражами. Кстати, это первый и единственный поэтический перевод Корана на русский, который адекватно по стилю воспроизводит написанные белым стихом части священной книги мусульман. Порохова также — известная медийная фигура, признанная российскими интеллектуалами.

Президент исламского культурного центра России Абдул-Вахед Ниязов (50) в окружении Гайнутдина не последний человек, утверждают наши источники. Сейчас он активно занят представительством России на международной арене, в частности те мероприятия, которые проводит СМР за пределами России (во Франции, Англии, Финляндии), проходят при его активном участии. Ниязов очень известен в России, Казахстане, Турции, странах Северной Африки, а теперь еще раскручивается и в Европе.

Директор Института истории им. Марджани АН РТ Рафаэль Хакимов (52) в 1990-е участвовал в выработке и подписании федеративного договора между РФ и РТ и отстаивал право республики на суверенитет. Много писал про историю татар, ислам и государственное устройство России. Хакимова называют ключевым идеологом национального развития татар. Одновременно с этим в 1990–2000-е годы он активно критиковал современный ислам и выдвинул свою концепцию более прогрессивного «евроислама». Впрочем, данная концепция в итоге не получила большого распространения и теперь фактически забыта.

Также мы упоминаем в нашем рейтинге политолога Руслана Курбанова (53) — завсегдатая телевизионных программ на федеральных каналах, в которых он выступает как эксперт по Ближнему Востоку. Особенно ярким вышел его конфликт с Евгением Сатановским, которого Курбанов постоянно обвиняет в навязывании российскому обществу израильских фобий в отношении мусульман. Дело почти дошло до дуэли между двумя политологами, однако она так и не состоялась.

Главного научного сотрудника центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Тауфика Ибрагима (59) называют ведущим специалистом по исламской философии. Сам он этнический араб из Сирии, но образование получал в МГУ им. Ломоносова. Свои научные работы посвятил исламской философской доктрине калам. Он не жалует журналистов, но для «БИЗНЕС Online» сделал исключение — интервью вышло в двух частях (1-я и 2-я). Ибрагим возглавляет российское общество исламоведов. Несколько лет назад завершил фундаментальный труд про жизнеописание пророка Мухаммада, основанный на сотнях средневековых первоисточниках и не имеющий аналогов в мире. Однако российские мусульмане больше обращают внимание на его книгу «Коранический гуманизм», в котором развенчиваются многие ложные стереотипы об исламе. Оппоненты профессора указывают, что данная книга реформаторская, в связи с чем ученый подвергается критике в среде консервативных мусульман. Любопытно, что Ибрагим приехал еще в СССР человеком, весьма равнодушным к теме религии. Но здесь он встретил своего учителя Артура Сагадеева, крупного специалиста по арабо-мусульманской философии, который навсегда определил его жизненный путь.

Бизнес-тренер и писатель Саидмурод Давлатов (72) сосредоточил свое внимание на финансовой грамотности — этому он учит на тренингах и в своих книгах, например в бестселлерах «Я и деньги» и из серии «Философия муравья». Его международный центр развития человека «САМО» базируется в Казахстане, но тренинги проводятся по всем странам СНГ.

Динара Садретдинова (77) более 10 лет вела на канале «Россия-1» программу «Мусульмане», являясь единственной ведущей федерального телеканала в хиджабе. После закрытия программы Садретдинова стала сотрудничать с мусульманским интернет-телевидением «Алиф ТВ». Она также была ведущей многих религиозных праздников в Москве, участвовала в проектах фонда «Марджани», направленных на популяризацию национальной татарской культуры, была гостьей и ведущей церемоний открытия фестиваля мусульманского кино в Казани. 

Ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Фарид Асадуллин (79) пишет о проблемах развития арабской культуры, истории ислама и мусульманского вероучения. При этом он является советником Гайнутдина, и его уважают даже оппоненты муфтия, которые убеждены, что правильные шаги главы СМР — это влияние именно Асадуллина.

Мухаммад-Басыр Гасанов (81) первым из российских богословов получил степень доктора исламского права, свою докторскую работу он защитил в Египте. Как утверждают наши эксперты, он влияет на ту быстрорастущую часть мусульман, которые считают себя «безмазхабными». Правда, по последним данным, он уехал из России.

Академик Абдусалам Гусейнов (85) 9 лет возглавлял Институт философии РАН. Врач-кардиохирург Ренат Акчурин (87) запомнится тем, что именно он делал операцию коронарного шунтирования первому президенту России Борису Ельцину. Еще один представитель мира науки Роберт Нигматулин (88), научный руководитель Института океанологии РАН, еще недавно штурмовал пост главы РАН. Все трое — люди, которыми гордится исламский мир, хотя более они прославились на ниве науки.

Научный сотрудник центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Ильшат Саетов (95) работал в КФУ, всемирном конгрессе татар. Попробовал себя в роли драматурга — поставил рок-спектакль «Ку». Также является специалистом по Турции, а в 2013 году вел репортажи с переполненной протестующими улицы Истикляль в Стамбуле. Саетов — автор научных публикаций о проблемах ислама в Турции и Татарстане.

Исламовед и религиозный деятель Арслан Садриев (99) успешно продвигался по карьерной лестнице в структурах Гайнутдина, был имамом-мухтасибом Московской области и имамом-хатыбом мечети в Сергиеве Посаде. Сейчас Садриев возглавляет местную религиозную организацию мусульман Сергиево-Посадского района, пишет книги, например дописывает третий том учебника по арабскому языку Корана. Его называют одним из ярких и оригинальных мусульманских интеллектуалов России.

Писателя и востоковеда Рената Беккина (100) называют ведущим специалистом России по исламской экономике и вспоминают, что именно он автор первой книги на русском языке, посвященной исламским финансам, — «Страхование в мусульманском праве: теория и практика». Также его перу принадлежит ставшая очень популярной книга «Мусульманский Петербург», открывшая читателям совершенно незнакомый им мир жизни мусульман в Северной столице. Беккин вместе с единомышленниками создал в 2010 году в КФУ кафедру регионоведения и исламоведения, которая, правда, уже претерпела оптимизацию, которую сам Беккин считает фактической ликвидацией кафедры. Сейчас ученый живет и работает в Стокгольме. 

***

Таков коллективный портрет российского ислама по версии «БИЗНЕС Online». Подчеркнем, что наш рейтинг во многом носит субъективный характер и мы обязательно учтем читательские отклики при составлении следующей версии списка. 

Добавить «БИЗНЕС Online» в избранное Яндекс.Новости Подписаться на нас в Яндекс.Дзен Читать полную версию