БИЗНЕС Online — Новости Татарстана
$66.41 75.46 Нефть 60.25
Казань -°C
Павел Кострикин, «Примавера»: «Пессимизм, судя по опыту, быстро становится оптимизмом»
22 Ноября
22.11.2018

Павел Кострикин, «Примавера»: «Пессимизм, судя по опыту, быстро становится оптимизмом»

Застройщик престижного поселка о первой пачке заработанных франков, горных вершинах и «министерстве счастья» как источнике вдохновения

«Наверное, я стал бы математиком или IT-бизнесменом, но в годы перестройки после первого курса МГУ нас всех забрали служить», — вспоминает первый застройщик «Солнечного города» свой жизненный путь. В интервью «БИЗНЕС Online» Павел Кострикин рассказал, как предправления Альфа-Банка лично подписывал ему открытие банковского счета на капоте своих «Жигулей», в чем секрет дружбы с «Татнефтью», откуда мистика казанских проектов и почему он не пользуется смартфоном.

Павел Кострикин: «Приходилось учиться. Когда понял, что не хватает каких-то знаний, окончил бухгалтерский техникум, будучи в это время на пятом курсе МГУ»Фото: Ирина Ерохина

ОТ УЧЕБЫ К ПЕРВЫМ ДЕНЬГАМ: ПЕРВАЯ ПАЧКА ФРАНКОВ И ПОДПИСЬ АНДРЕЯ РАППОПОРТА НА КАПОТЕ «ЖИГУЛЕЙ»

– Павел Николаевич, вы родились в городе Калинине, а учились на факультете ВМК в МГУ. Почему выбрали эту специальность?

– Калинин – в 180 километрах от Москвы, и в детстве мы часто ездили в столицу на электричке за продуктами, хотя я и не любил это дело. Я учился в математическом классе, в школе к нам приезжали выпускники прошлых лет, рассказывали – один из таких рассказов студентки с ВМК убедил меня. И я ни разу не пожалел об этом решении, хотя сначала стремился на мехмат – он считался более фундаментальным.

Определенную роль сыграли и родители. Отец был горным инженером, поэтому большую часть школьных лет я провел в Караганде, где находятся большие угольные предприятия. Какое-то время он работал в Институте угля, ему там предложили квартиру, и в итоге я окончил школу там. Караганда примечательна «ссыльной» историей: именно в эту часть Казахстана отправляли семьи репрессированных… Так что моими одноклассниками были немцы, украинцы, чеченцы, татары, греки и другие – внуки тех, кого ссылали. А ссылали, как правило, лучших людей. Было крайне интересно.

Мама имела отношение к математике, она кандидат педагогических наук. Сейчас мало кто помнит, что такое таблицы Брадиса. А в школе у меня были такие таблицы с надписью «Дорогой Ниночке от В.М. Брадиса»: Владимир Модестович был ее научным руководителем. В свою очередь, мой научный руководитель, узнав об этом, представлял меня знакомым исключительно так: «Это мой ученик Павел, у его мамы научным руководителем был сам Брадис».

– Судя по вашей биографии, вы успели еще и отслужить в армии. А как заработали первые деньги?

– Я всерьез собирался стать математиком – и, возможно, стал бы им или занимался каким-то IT-бизнесом. Но во время перестройки после первого курса нас всех забрали на службу. Я служил на Тихоокеанском флоте, в береговых ракетно-артиллерийских войсках. Служить не хотелось, я не был к этому готов, но к концу учебы понял, что, наверное, повезло. Такой опыт! Просто, когда я вернулся, восстанавливаться и продолжать учебу было непросто. К третьему курсу мне стало понятно, что о красном дипломе можно забыть. Подумывал об аспирантуре, но в период перестройки эта идея быстро отпала.

В МГУ действовала программа обмена спортивными делегациями с зарубежными странами. Ездить очень хотелось, а в СССР это был запретный плод – помимо въездной визы, нужна была еще и выездная. Вот на этой почве мы и занялись организацией поездок – с ведома парторга, как вы понимаете. Наше малое предприятие называлось «Спортивный центр «Казачок», мы организовывали сопровождение групп. Помню, большую пачку французских франков мы получили, приняв автопробег из Франции в России – встречали их на границе с Беларусью. Вот так к пятому курсу я уже побывал в Англии, Франции, Югославии.

«Сейчас в Казани слышен пессимизм в отношении «Примаверы». Я вижу, что все, у кого есть сомнения, приехав сюда, сразу же меняют свое мнение»Фото: Ирина Ерохина

– Как попали в строительную сферу?

– Через недвижимость: довелось даже продавать квартиры в качестве риелтора, мне нужно было решать и свой квартирный вопрос, зарабатывать. Сделки тогда происходили чуть ли не на коленке. Когда я открывал счет в Альфа-Банке, я познакомился с председателем правления Андреем Раппопортом. Как это было? Я приезжаю в офис, спрашиваю у секретарши, где он, а он только вышел. Догоняю – и Андрей Натанович на капоте своих «Жигулей» подписал мне открытие счета в «Альфе». Раппопорт тогда сам был за рулем. Такие времена были!

Какое-то время я работал в структуре московского банка «Зенит», одним из учредителей которого была «Татнефть». Когда банк только появился, там служащих было человек 15. Я работал в структуре, занимавшейся строительством и недвижимостью – ну вы понимаете, банк сталкивается с необходимостью что-то делать с залогами. Банк учредил компанию «Реалия», и через нее мы довольно долго занимались строительными проектами в интересах «Зенита».

Приходилось учиться. Когда понял, что не хватает каких-то знаний, окончил бухгалтерский техникум, будучи в это время на пятом курсе МГУ. Общие принципы руководителю понимать просто необходимо! Надо было скупать акции – и мне пришлось окончить курсы минфина, получить сертификат. Кроме этого, в роли руководителя компании приходилось оценивать много строительных проектов.

– Для «Зенита» вы строили поселки…

– Да, так получилось, что мы даже ввели в оборот в России само слово «таунхаус». Мы тогда реализовали проект первого коттеджного поселка с таунхаусами. Была идея как в Америке – покупается участок, ставится один модельный дом, и человек приходит и смотрит его, и так постепенно и строится поселок. Инициаторы проекта привезли из Канады дом, собрали. Но клиенты приходили и говорили: он же картонный! Спрашиваешь – в чем проблема, ведь каркасниками застроены целые страны. А они говорят: уж больно стены хорошо простреливаются. Времена были такие! В итоге в поселке каркасным остался только этот выставочный дом, а остальные были кирпичными.

Там мы внедрили сложную систему финансирования – поэтапные залоги, и в результате это стало частью моей диссертации по ипотеке. Тогда ее в стране не было, и приходилось придумывать интересные хитрые схемы.

«СОЛНЕЧНЫЙ ГОРОД»: «Я ДОСТАЛ КАЛЬКУЛЯТОР, ПОСЧИТАЛ И СКАЗАЛ: МИЛЛИАРД ДОЛЛАРОВ. ОНИ ОТКАЗАЛИСЬ»

– Через «Зенит» и познакомились поближе с «Татнефтью»…

– Да, сначала действительно у меня наладились отношения с «Татнефтью», и я часто летал в Бегишево, какое-то время числился в «Альметьевнефти». Масштабным проектом было строительство офисного здания для «Татнефти» в Москве – большую его часть до сих пор занимает банк «Зенит» как дочернее предприятие.


– Откуда появилась идея «Солнечного города» – он стартовал в 2005-м?

– Как-то так получилось – я еще не ушел из орбиты «Зенита», и мне предложили проект, который сейчас и является этим микрорайоном. Была земля, принадлежащая МВД, и меня спросили, не хочу ли поучаствовать в проекте. Я достал калькулятор, посчитал и сказал: «Миллиард долларов». Это была совершенно нереальная сумма для инвестора, и он, конечно, от идеи отказался.

Но для МВД по Татарстану, которое тогда возглавлял Асгат Сафаров, это было важно: милиционерам нужны были квартиры. И через какое-то время меня снова спросили, не хотел бы я этим заняться. Я понимал, что с «Зенитом» придется расставаться (в банке менялись совладельцы) и согласился подумать еще раз. Суть схемы, которая родилась, была в строительстве нескольких домов с разных концов микрорайона и всех магистральных сетей. После этого предполагалось порезать территорию на инвестиционные комплексы и переуступить их казанским девелоперам. Такой подход позволял сократить инвестиции до 70–80 миллионов долларов. И доходность в проекте получалась очень приличная.

Название придумал, за ночь перечитав книжку «Незнайка в Солнечном городе».

Кстати, с улицами в поселке «Примавера», которым я сейчас занимаюсь, ситуация интересная. Одна из них носит имя Рудольфа Нуриева – помню, в свое время мы были партнерами Нуриевского фестиваля. Еще одна улица носит имя Шагиахмета Алкина. Это был первый татарин-полицмейстер в Российской империи, о его честности в Казани ходили легенды, а «Солнечный город» строился на землях МВД – вот вам и параллель. Еще две улицы носят название джазменов – Олега Лундстрема и Виктора Деринга, а одно из моих увлечений – музыкальное издательство. Так что проект «Примаверы» в определенном смысле мне близок, это что-то мистическое.

Но вернусь к «Солнечному городу» – его тогда было важно раскрутить, а проект, который мне предложили, назывался «Ферма-2». Тогда в Казани, кажется, еще не было принято давать названия жилым комплексам. Мы плотно поработали с архитекторами, именно по этому проекту в «Татинвестгражданпроекте» сложилась хорошая команда.

– Район на окраине – кто-то вообще верил в эту идею?

– Были очень сильны пессимистические настроения, да. А я быстро понял, что участок похож на Крылатское в Москве. Это самый престижный выезд из столицы на Рублевку. А в Казани этот проект – по дороге на «казанскую Рублевку»! Я помню, как глава ГК «Фон» Анатолий Ливада – а он же эмоциональный человек! – кричал, что мы на этом месте никогда не сможем сделать ничего хорошего. Но в итоге он единственный из всех девелоперов и купил у меня там два участка. Чутье его не подвело.

Это я к чему? Сейчас в Казани слышен пессимизм в отношении «Примаверы». Вспоминая тот свой опыт, я вижу, что это мнение очень скоро поменяет полярность. Я наблюдаю, что все, у кого есть сомнения, приехав сюда, сразу же меняют свое мнение.

– Значит, Ливада стал первопроходцем «Солнечного города», а потом за него взялся Ак Барс Банк?

– Увидев, что проект «зашел», банк решил его финансировать, да и речь шла уже не о миллиарде инвестиций. До сих пор не застроен лишь один участок – с правой стороны на въезде, где планировался большой многофункциональный комплекс, включая отель, торговые площади, офисную часть, а также встроенное колесо обозрения. Жаль, что никто это не реализовал.

Из проекта «Солнечный город» я вышел в 2010 году, проработав пять лет.

– И далее снова был московский этап в карьере?

– Да. До 2018 года были и мои небольшие собственные проекты, и чуть покрупнее – с партнерами. Например, построили микрорайон «Кокошкино» – по названию населенного пункта. Когда начинали его строить, это была область, затем перешедшая в Москву, и партнеры не смогли продлить все разрешения. Хотя, на мой взгляд, это можно было сделать.

«Главное преимущество «Примаверы» – это ключи в день покупки. Вам не придется жить на стройке, окружение уже сформировано, поселок жилой»Фото: Ирина Ерохина

«Я ОЩУЩАЮ СЕБЯ ЧЕЛОВЕКОМ, РЕШАЮЩИМ ПРОБЛЕМЫ»: ГЛАВНОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО «ПРИМАВЕРЫ» – КЛЮЧИ В ДЕНЬ ПОКУПКИ

– Кто предложил вам снова вернуться в Казань?

– В банке «Зенит» снова поменялись акционеры. Новой команде достался ряд различных проектов по всей России в разной степени готовности и проблемности. Мне – можно сказать, по старой памяти – предложили подключиться к проекту в Казани. И я согласился, потому что этот город мне знаком. Проектом занимаюсь с мая этого года.

– Кто сейчас владеет коттеджным поселком «Примавера»?

– Компания «Коттеджный поселок «Загородная усадьба» (КПЗУ), где я являюсь генеральным директором, – на ней большой кредит «Зенита», и все дома в залоге у банка. Надо сказать, что, приехав сюда, я не очень хорошо представлял, что меня ждет. Если помните, в «Криминальном чтиве» есть такой мистер Вульф, решающий проблемы.

– Помощник гангстера?!

– Ну помните, мистер Вульф ничего особенного в фильме не делал – машину помыть, труп закопать…

– У вас неплохое чувство юмора…

– Я себя тоже ощущаю как человек, решающий небольшие проблемы. Вот, к примеру, в «Примавере» не было подключено теплоснабжение. Надо было всего-то заключить договоры с газовиками, привезти инженеров, подключить. Это обычная работа. Ничего сверхъестественного я не сделал, и, видимо, не придется. В скважине была вода, документы были поданы, и нужно было сходить получить разрешение.

Самым существенным было нарушение гидроизоляции, в некоторых домах грунтовые воды попадали в подвалы. И пришлось вложить значительные средства, чтобы решить эту проблему. Где-то нужны были отделочные работы – поселок довольно долго пустовал. Вы знаете, что его начали строить в 2006 году, в 2008–2009 приостановили из-за проблем застройщика, а в 2013-м поселок отошел банку.

Таунхаусы не были введены в эксплуатацию, потому что в свое время не успели высадить деревья. Мы посадили их и подали заявление на ввод в эксплуатацию. Думаю, до Нового года это удастся завершить.

Также было какое-то немыслимое количество судебных дел с бывшими подрядчиками по взаимным претензиям. Мы провели со всеми переговоры и урегулировали практически все разногласия.

«Может быть, мне проще, потому что есть взаимопонимание с кредитором, взаимное доверие в бизнесе очень важно»Фото из личного архива Павла Кострикина

– Как-то у вас все просто получается.

– Может быть, мне проще, потому что есть взаимопонимание с кредитором, взаимное доверие в бизнесе очень важно. Поселок уже обслуживается, сотрудники управляющей компании даже играют в футбол с теми, кто уже здесь живет. Сейчас 29 домов имеют владельцев, а всего 151 домовладение. Мы сменили ЧОП на более современный, территория находится под видеонаблюдением.

– Дома уже продаются?

– Официальный старт продаж – 1 декабря, но информированные люди приходят, мы не отказываем. Главное преимущество «Примаверы» – это ключи в день покупки. Вам не придется жить на стройке, окружение уже сформировано, поселок жилой.

– Коммунальные услуги дорогие, наверное?

– Газ, электричество и вода оплачиваются по казанским тарифам. Все остальное, может быть, чуть дороже, чем в квартире, – все-таки поселок охраняется, и его улицы нужно чистить от снега. В расчете на квадратный метр выходит чуть ли не дешевле, чем в квартире, но в доме метраж больше. Поселок достаточно большой, и, когда оплата услуг делится на всех, получается приемлемо. Оплату услуг непроданных коттеджей осуществляет КПЗУ.

– Какие-то допуслуги будут?

– Разработан дополнительный перечень услуг управляющей компании – любые хозвопросы, вплоть до стрижки газонов. Например, мы предложим забирать мусор прямо с участка, это удобно людям.

– Сколько стоят коттеджи?

– Самый дорогой уже продан, он стоил больше 28 миллионов рублей. Сейчас самый дорогой стоит 26,5 миллионов. Самый доступный коттедж – 18,5 миллионов. Таунхаус – 9,7 миллиона рублей. Площади участков – от 4 до 16 соток. Площадь таунхаусов – от 158 до 163 квадратных метров, коттеджей – от 242 до 417 квадратных метров.

По мере развития проекта цены, видимо, поменяются в большую сторону.

В большом проекте «Сицилия» предусмотрено два машино-места в гараже. В остальных – по одному гаражу, но на близлежащей территории есть места для парковки. У нас очень широкие улицы, так что проблем не возникнет. Мы даже думали сделать дополнительные аллеи. Кроме того, есть большая гостевая парковка.

Самым большим спросом у нас пользуется 16 соток земли и более 400 «квадратов» – это проект «Сицилия». Все они выкуплены, осталось четыре свободных.


– Что из себя представляют таунхаусы?

– Это монолитная конструкция, два этажа. Есть так называемый мансардный этаж. Высота потолков на первом этаже – 3 метра, втором – 2,9.

– Есть какие-то особые правила для жителей? Вот, например, кур можно завести?

– В нашем поселке есть совместные правила проживания. На въезде при подписании договора все с ними знакомятся. Основной момент – людям нравится, что все сделано в едином стиле, в отличие от многих других коттеджных поселков. Так что с курами – вряд ли. А вот по собакам думаем. Надо дать возможность людям держать собаку, чтобы она не мешала соседям. Все можно сделать цивилизованно.

– Какой-то магазин планируете открыть в поселке?

– Мы ведем переговоры с ретейлерами. Скорее всего, это будет фермерско-экологическая тема. Уклон в натуральные продукты напрашивается, когда живешь в таком экологичном месте, как «Примавера», практически в лесу. Обязательное наше требование – наличие пекарни.

 «7 ВЕРШИН», ПОИСКИ ДИРЕКТОРА ПО ДОБРОСОСЕДСТВУ И СЕРЬЕЗНАЯ МУЗЫКА

– У вас наверняка есть увлечения, хобби.

– Я люблю ходить в горы. Профессиональным альпинистом себя не назову – стараюсь брать с собой людей, которые уже были в этих местах и что-то подскажут, чтобы не погибнуть на этой горе.

– На каких вершинах были?

– Есть такая идея – называется «7 вершин», это самые высокие горы в каждой части света. Я был на 6. Осталась вершина Эвереста, но на самой горе был уже довольно высоко – на 8550 метрах. Экспедиция на Эверест занимает месяц. Когда я там был, у меня на руках умер человек – это все на грани... Не решил, буду ли пробовать еще.

Люблю путешествовать. Недавно ездил в Бутан. Это одна из немногих стран в мире, всерьез озабоченных уровнем счастья своих граждан. Там даже есть министерство счастья. Формальным главой государства является король, причем его официальная должность называется «Дракон». И он пригласил нескольких нобелевских лауреатов, создал команду и сказал, что неинтересно считать ВВП, потому что он распределяется неравномерно. Вместо ВВП предложил считать индекс счастья, который стал главным показателем экономики.

Свою управляющую компанию в «Примавере» я собираюсь ориентировать именно на это. Решение хозяйственных вопросов никуда не денется, так пусть обращают внимание на то, чтобы людям в поселке жилось счастливо. Речь, конечно, не о министерстве счастья, но о должности директора по добрососедству. Сейчас я ищу такого человека.

– Вы упомянули две улицы в «Примавере», названные именами известных джазменов. Насколько близка вам эта музыка?

– Нужно отметить, что в качестве хобби у меня есть музыкальное издательство «Геометрия». Когда-то это приносило немного денег, но изначально задумывалось не для этого. Мы издаем серьезную музыку. Джаз – это не главное, но его мы тоже издаем.

Интересно не то, что ты заплатил денег автору, издал и продал или не продал. Интересны изыскания, сложные переговоры. Например, когда издавали Сергея Курехина, надо было получить согласие его родственников, которые не общались друг с другом. Ради этого я ездил несколько раз в Питер. В итоге подписывали договоры как в фильмах про разведчиков – одна родственница сидела в ресторане, а вторая – на веранде этого ресторана. Встречаться они не хотели, и я ходил между ними. В итоге получилось издание, которым я могу гордиться.

«Есть такая идея - называется «7 вершин», это самые высокие горы в каждой части света. Я был на 6»Фото из личного архива Павла Кострикина

– Что вы преподаете в московском строительном институте?

– Если сильно обобщить – девелопмент. Я довольно ценный преподаватель, потому что занимаюсь той же деятельностью, что преподаю. В обмен на это я прошу поменьше меня вовлекать в какие-то рутинные дела.

– Планируете вернуться в Москву сразу после завершения проекта «Примавера»?

– Такой задачи не ставлю. Мне интересно здесь работать. Если мне что-то интересно, постоянно приходят какие-то идеи, начинают сниться. В Бутан, например, я не за этим поехал, а тоже получил идею для текущих дел. Сейчас обсуждаются другие проекты. Может, еще что-то в Казани получится.

– У вас на столе лежит кнопочный телефон, старый Siemens – ни интернета, ни камеры! Редко встретишь такое.

– Сейчас такая мода у серьезных людей. Некоторые, конечно, имеют современный смартфон, чтобы что-то прочитать, а простейшими телефонами пользуются из соображений безопасности. Не подумайте, что я боюсь чего-то! Это скорее нужно для избавления от лишнего информационного шума – такая информационная защита. Чем меньше текущей информации, тем иногда лучше. Если ее слишком много, не успеваешь все переваривать.

– Традиционный вопрос – три совета бизнесу.

– В принципе, я не чувствую себя вправе давать советы бизнесменам – у каждого свой путь и свои приоритеты в жизни. Это нормально и правильно. Я же во многих отношениях пример того, как вообще не нужно делать.

Во-первых, для меня, как бы старомодно это ни прозвучало, всегда была важна чистая совесть. Не было и, надеюсь, не будет ни одного проекта, по завершении которого я бы не мог кому-либо из партнеров открыто смотреть в глаза. Правда, к сожалению, есть люди, которые после своих поступков меня избегают, но это на их совести. Не уверен, что в бизнесе моя позиция выигрышна.

Во-вторых, любой бизнес-учебник советует (и совершенно справедливо) держать со своими сотрудниками четкую дистанцию, немедленно избавляясь от «балласта». Наиболее успешные бизнесмены так и поступают, я же всегда воспринимал компанию почти как семью, стараясь людей учить, давать им возможность вырасти, раскрыться, проявить себя, даже если это происходит далеко не сразу. Не делайте так!

В-третьих, работайте ради личного успеха и денег. Это правильно, у любого процесса должно быть объективное мерило, и в бизнесе это, бесспорно, деньги. Я же всегда больше работаю из азарта, из интереса, из удовольствия, а это уж точно неправильно. Вот такие «вредные советы».

– Спасибо!

Визитная карточка компании

ЗАО «Коттеджный поселок «Загородная усадьба»

Год создания – 2009.

Визитная карточка руководителя

Кострикин Павел Николаевич – генеральный директор.

Родился 11 марта 1967 года в Калинине.

Образование: 

МГУ им. Ломоносова (1991), Республиканский политехнический колледж (1994), Всероссийская академия внешней торговли (1996), Президентская программа подготовки управленческих кадров (2001), кандидат экономических наук (2000).

Комментарии: 20 Оставить комментарий
  • Анонимно
    22.11.2018 08:28

    Интересное интервью. Видно, что мужик с юмором. Могу пожелать только удачи Кострикину в реализации Примаверы.

  • Анонимно
    22.11.2018 08:47

    Какой интересный человек!!!

  • Анонимно
    22.11.2018 09:02

    А вы знаете кто де-факто стоит за Примаверой? Кто реальный хозяин?

    • Анонимно
      22.11.2018 09:32

      а вы статью читали?

  • Анонимно
    22.11.2018 09:15

    Особенно сильно про деревья и ввод таунов в эксплуатацию.Они, видимо, входят в несущую конструкцию. Или обязательны по ГОСТ и градостроительному кодексу. Понравилось что в скважине есть вода.А в остальных трех - закончилась? И что с очистными и водоподготовкой?

  • Анонимно
    22.11.2018 09:18

    Создайте в нашем государстве Министерство счастья!!!!

  • цены не реальные для России! для России цена 5-8 млн !
    а цены за 20 млн это что то не вообразимое

    • Почему нереальные? Давайте посчитаем. Это дом площадью 417 "квадратов" с землей. В черте Казани. Поделите тупо цену на площадь: за квадрат получается 71,2 тыс рублей. Сюда входит два парковочных места и подвал с погребом, плюс участок 16 соток.

      За эту цену "квадрата" квартиры новые не всегда найдутся. За 5,5 млн вы купите 55 "квадратов" в Кловер хаусе, к примеру. Без парковки.

      • это все хорошо! Но Примавере уже более 5 лет точно , и особого ажиотажа там не видно. Те у кого есть 20 и более миллиона могут построить дом такой какой хочется им ,в таком месте в котором из нравиться

        • Анонимно
          22.11.2018 15:05

          но это место уникальное. это реально поселок внутри города. больше таких в Казани кроме поселка нефтяников нет - всё остальное за пределами города

          • Анонимно
            23.11.2018 18:19

            Э, что?
            Царицыно, Нагорный, Салмачи, и многие другие, чем не посёлки внутри города?)
            Если брать единый проект и застройщик - Волжская Гавань

    • Анонимно
      22.11.2018 10:21

      ну кто- то же купил самый дорогой дом за 28 лямов. Понятно , что жилье не для среднего класса...В домах по ул.Касаткина тоже не слесари живут...

  • Анонимно
    22.11.2018 12:58

    у нас уже конкретное идет деление на слои.
    печально

  • Анонимно
    22.11.2018 16:49

    Умный и интересный человек с интересными увлечениями, а про всякие скелеты в шкафу это к нему не относится, он же не собственник, а призванный топ, чтобы разрулить проблемы, которые наши не могут

  • Анонимно
    22.11.2018 18:57

    Как отправить резюме Павлу Кострикину? Есть желание поработать с ним в УК!!

  • Анонимно
    22.11.2018 22:16

    Место странное. Один плюс -город рядом. Но как на трассу попасть и в поселок въехать? По проселочным, что-ли? А трасса рядом-для шума-пыли? Ни воды рядом, ну посадки с остатками танковых трасс. Непонятно.

    • Анонимно
      23.11.2018 14:39

      Так съездите. Это трасса на Борматюшино. У знака "Казань" есть съезд, в поселок ведет асфальтированная дорога. Шум с трассы доносится, но я бы не сказал, что это критично. Насчет пыли - сомневаюсь, потому что широкая лесополоса отгораживает от дороги. Новые деревья там посадили, но сами понимаете, что они еще не выросли. Если вам нужна вода рядом, то это не здесь ) езжайте в Лаишевский район, подальше, поближе к рекам. Там и ценник будет чуть ниже, и до Казани гораздо дальше.

  • Анонимно
    23.11.2018 00:11

    Красивый и умный . Женат ли? )

  • Анонимно
    23.11.2018 11:36

    "он пригласил нескольких нобелевских лауреатов, создал команду и сказал, что неинтересно считать ВВП, потому что он распределяется неравномерно. Вместо ВВП предложил считать индекс счастья, который стал главным показателем экономики" эх, наших бы волшебников от статистики туда, вот бы они развернулись, индекс счастья бы зашкалил досрочно инде))

Анонимно Анонимно

Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования