«Это лобное место. И если бы эспланаду от мэрии до того места, где сейчас «Санрайз Сити», достроили, мечеть бы стала завершающим архитектурным знаком», — говорит первый челнинский мэр Рафгат Алтынбаев«Это лобное место. Если бы эспланаду от мэрии до того участка, где сейчас Sunrise City, достроили, мечеть бы стала завершающим архитектурным знаком», — говорит первый челнинский мэр Рафгат АлтынбаевФото: «БИЗНЕС Online»

Прежние подрядчики смогли вывести мечеть «из-под земли»

Мечеть «Джамиг» (переводится с татарского как «Соборная») в Челнах будет достраивать компания «КамАвтоСтрой» известного в Челнах застройщика Алексея Горшкова, а курировать возведение — исполком. В холдинге застройщика рассказывать о новом подряде не стали — даже не дослушав вопроса, в приемной сообщили, что руководство никогда ничего не комментирует. Однако информацию о намерениях подтвердил директор фонда финансовой поддержки возведения Соборной мечети Уел Хусаинов. Он также сообщил, что на данный момент на площадке уже трудятся строители Горшкова, занимаются бетонными работами, однако рассказать что-то большее не решился, ссылаясь на субординацию.

Уел Хусаинов также сообщил, что на данный момент на площадке уже работают строители Горшкова, занимаясь бетонными работами. Однако рассказать что-то большее не решился, ссылаясь на субординациюУел Хусаинов также сообщил, что на данный момент на площадке уже трудятся строители Горшкова, занимаются бетонными работами, однако рассказать что-то большее не решился, ссылаясь на субординациюФото: «БИЗНЕС Online»

Более известная компания Горшкова — «АНГ-Холдинг» — на рынке Закамья работает с 2011 года. Ранее он подвизался на строительстве производственных зданий, но, накопив достаточный опыт, занялся возведением доступного жилья. В рейтинге единого ресурса застройщиков его компания занимает 11-ю строчку в республике, следуя сразу за «Домкором» и «КамаСтройИнвестом». Сейчас холдинг Горшкова возводит в общей сложности 69 170 кв. м жилья.

Челнинская мечеть «Джамиг» могла бы стать самой высокой в Татарстане и носить название в честь царицы Казанского ханства. Однако стройка затянулась на десятилетияФото: Олег Спиридонов

Отметим, что это уже третий застройщик, который внесет свою лепту в богоугодное дело. Первым был «КамгГЭСэнергострой», договор с которым заключили в 2009-м. С конца 2009 до начала 2012 года строители сделали свайное поле. Но потом «КамГЭС» переключился на объекты Универсиады в Казани, а сейчас ему и вовсе не до благотворительности.

В 2017-м очередным подрядчиком строительства мечети стала компания «Стройтраст». Хусаинов пояснил, что она добилась завершения работ нулевого цикла. «Но возможности у нее ограничены. Организация сказала, что будет очень признательна, если эстафету строительства можно передать кому-нибудь другому. Мы же не можем эту компанию заставить. Там экономически сложно было для нее. Она по-доброму ушла. Мы очень благодарны. Мы благодаря ей из-под земли вышли», — рассказал он о предшественниках Горшкова.

Изначально застройкой микрорайона занимался известный челнинский предприниматель, депутат горсовета прошлого созыва Юрий Шеин — активный критик «безликих панельных коробок»Изначально застройкой микрорайона занимался известный челнинский предприниматель, депутат горсовета прошлого созыва Юрий Шеин — активный критик «безликих панельных коробок»Фото: «БИЗНЕС Online»

КАК стройку едва не оставили БЕЗ ЗЕМЛИ и какую роль в судьбе мечети сыграл Алтынбаев

Набережные Челны — единственный крупный город Татарстана, где до сих пор нет соборной мечети. Такой вопиющий пробел должен был восполнить мусульманский храм в непосредственной близости от мэрии автограда — фактически через забор. В последние годы власти Челнов прилагают усилия к тому, чтобы навести порядок в центральной части. В 2019-м завершилась реконструкция главной городской площади Азатлык. Но в целом этот район и территории, прилегающие к мэрии, имеют незаконченный вид уже несколько десятилетий. 

У «Джамиг» очень тернистый путь длиной в 27 лет с открытым пока финалом. С тех пор как в 1992 году было принято решение о строительстве, мечеть испытала на себе и переименование, и продажу земельного участка, и попытки сорвать строительство. Под молитвенный дом, который тогда носил название «Сююмбике» в честь последней правительницы Казанского ханства, выделили земельный участок с проектом привязки всех сооружений комплекса в генплане города. На будущей стройплощадке совершили коллективный намаз с участием представителей ряда исламских стран, в том числе посла Саудовской Аравии в России. Произошло это в те же дни, когда проводились масштабные торжества по случаю открытия первой в новейшей истории города мечети Тауба в поселке ГЭС, которая сейчас является одной из визитных карточек Челнов. 

У «Джамиг» очень тернистый путь длиной в 27 лет с открытым пока финалом. С тех пор, как в 1992 году было принято решение о строительстве, мечеть испытала на себе переименование и продажу землиУ «Джамиг» очень тернистый путь длиной в 27 лет с открытым пока финалом. С тех пор как в 1992 году было принято решение о строительстве, мечеть испытала на себе и переименование, и продажу землиФото: Олег Спиридонов

В открытых источниках можно найти информацию о том, что мэр Челнов — тогда им был Рафгат Алтынбаев — выступал против строительства мечети. Многих мусульман это возмутило. У входа в мэрию однажды собралась даже многотысячная толпа, которая после пятничного намаза за считанные минуты с помощью тяжелой техники снесла железобетонные заборы, окружающие территорию будущей мечети, и установила временный импровизированный минарет и строительный вагон. Начались работы, вырыли котлован. Однако после заливки фундамента возведение заглохло из-за нехватки денег.

Алтынбаев, правда, категорически опровергает такую версию и утверждает, что не только не был противником, но, наоборот, сам определил территорию возле мэрии под мечеть. «Это лобное место. Если бы эспланаду от мэрии до того участка, где сейчас Sunrise City, достроили, мечеть бы стала завершающим архитектурным знаком», — говорит он сейчас.

Причины нехватки средств на строительство в те времена Алтынбаев объясняет последствиями пожара на КАМАЗе: «Сначала были энтузиасты. Потом потихоньку они отпали»Причины нехватки средств на строительство в те времена первый челнинский мэр объясняет последствиями пожара на КАМАЗе: «Сначала были энтузиасты. Потом потихоньку они отпали»Фото: Олег Спиридонов

Причины же нехватки средств на строительство в те времена первый челнинский мэр объясняет последствиями пожара на КАМАЗе: «Сначала были энтузиасты, я их регулярно собирал у себя. Кто-то бетонными работами мог бы помочь, кто-то еще чем. Потом потихоньку они отпали. Затем сгорел завод, поступление налогов в городе резко уменьшилось, и не стало „жирка“, который можно было бы направить на мечеть».

Попытки сорвать реализацию проекта не прекращались и позже. В конце 2005 года принадлежащий муниципалитету и зарезервированный под строительство мечети участок площадью 5 га якобы был тайно продан неким местным бизнесменам. Это заставило татарский общественный центр, которым тогда руководили небезызвестные братья Кашаповы, выступить с заявлением, осуждающим продажу земли, и обратиться к президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву. Земля под объектом была передана умме.

«У каждой мечети, как и у человека, своя судьба. Вот у «Джамиг» такая судьба. Надеюсь, что Всевышний не покинет, поможет нам. Раз уж из-под земли вылезли, дальше лучше пошло бы дело», — убежден архитектор Саттаров«У каждой мечети, как и у человека, своя судьба. Вот у «Джамиг» такая. Надеюсь, что Всевышний не покинет, поможет нам. Раз уж из-под земли вылезли, дальше лучше пошло бы дело», — убежден архитектор СаттаровФото: Олег Спиридонов

САМАЯ ВЫСОКАЯ В ТАТАРСТАНЕ

Изначально молитвенный дом собирались строить по проекту архитектора Маркиза Басырова, автора челнинских мечетей Тауба, Каусар и Нур-Ихлас. Но позже был утвержден другой вариант. В 2008 году уже при Ильдаре Халикове объявили конкурс, на который представили 9 эскизов. Победил проект архитектора Айвара Саттарова

К слову, он один из самых заслуженных архитекторов Татарстана. Пока возводится (а точнее, нет) «Джамиг», успел удостоиться в 2006 году звания «Заслуженный архитектор РТ» за вклад в проектирование и строительство казанской соборной мечети Кул Шариф. За выдающийся вклад в проектирование областной соборной мечети Нур Гасыр в Актобе (Казахстан) стал кавалером казахстанского Ордена Дружбы. В 2012-м Саттаров в составе группы архитекторов, участвовавших в создании Кул Шарифа, стал лауреатом государственной премии РТ им. Тукая. Мечеть «Ярдэм» — еще один его проект, за который автор оказался лауреатом городского конкурса в номинации «Лучший архитектурный объект Казани».

Но вернемся к многострадальной Соборной мечети в Челнах. В ноябре 2009 года состоялась торжественная закладка первого камня, стройка началась. Интересно, что после этого название «Сююмбике» более не упоминалось и речь шла уже о возведении «Джамиг». Таким образом, камень закладывался фактически под другой проект — как в смысле архитектуры, так и выдержанный идеологически в другом ключе. В церемонии принимали участие мэр Челнов Халиков, имам мечети Кул Шариф, заместитель председателя ДУМ РТ Рамиль Юнусов. Первый обещал всяческую поддержку, но не успел: градоначальник сменился. Следующий мэр Василь Шайхразиев тоже дал надежду. Но стройка так и застопорилась на нулевом цикле.

«Это, конечно, вызывает обеспокоенность и у меня как у автора, и у жителей города, — говорит архитектор проекта, с которым связался „БИЗНЕС Online“. — Полумиллионный город, половина населения этнические мусульмане, естественно, такая мечеть нужна».

Соборная мечеть Челнов должна стать самой высокой в Татарстане. По проекту в ней предусмотрено четыре минарета: два высотой 76 м и два — 52 метра. Цветовое решение комплекса выполнено в древних традициях — оно будет бело-голубым. Вмещать мечеть должна 3,2 тыс. прихожан, 500 мест предназначено для женщин. По размерам она чуть меньше Кул Шарифа. Внутри по проекту предусмотрен основной молельный зал и два уровня галереи. Объект планировалось строить из монолитного железобетона, а снаружи облицевать мрамором. К основному зданию мечети примыкает два боковых крыла, где планировали разместить медресе на 200 учащихся, небольшую гостиницу, халяль-кафе, магазины с халяльной продукцией. Внутри все должно быть устроено по последнему слову техники, включая лифты и кондиционеры.

«Мечеть могла стать главной доминантой автограда, — рассказывает Саттаров. — Челны — город молодой, застройка там однообразная. Мы хотели, чтобы здесь имелся акцент, чтобы было две площади: одна — светская — квадратной формы, а вторая — духовная — круглой. „Джамиг“ должна была стать городским центром своего рода».

Соборная мечеть Челнов должна стать самой высокой в Татарстане. По проекту в ней предусмотрено четыре минарета: два высотой 76 метров и два — 52 метраСоборная мечеть Челнов должна стать самой высокой в Татарстане. По проекту в ней предусмотрено четыре минарета: два высотой 76 м и два — 52 метраФото: Олег Спиридонов

«не только же на ралли «КАМАЗы» гонять, нужно и о духовном подумать»

С 1993 года на возведение культового сооружения было потрачено 50 млн рублей. В целом же на строительство сначала запланировали 300 млн, потом — 500 млн, затем цена подросла до 720 млн рублей, наконец, из-за инфляции и снижения курса рубля заговорили о сумме в 1 миллиард. Сейчас на вопрос о том, сколько нужно финансовых средств, чтобы достроить «Джамиг», никто ответить не может.

«Есть такая притча: кушай слона по кусочкам, — уклончиво комментирует финансовый вопрос главный казначей стройки Хусаинов. — Сметы сделаны были, но они устаревают. Сейчас опять новую смету строителям надо составлять. Поэтому мы посчитали и задачу сузили: пока нужно 244 миллиона на каркас, то есть из проекта выделили первоочередной этап строительства — каркас мечети, чтобы можно было закрыть контур. У нас имелись мысли сделать проект подешевле. Рассматривали варианты замены отделочных материалов, но пока оставили все в старом варианте. Хотели переделать внутреннюю планировку, однако фасад решили не трогать».

Саттаров уверен, что удешевить проект не удастся: «Мы сделали его по тому составу помещений, по тому техзаданию, которое выдал заказчик — фонд строительства мечети. Если возводить дешевле, нужен другой проект. Поэтому удешевить невозможно. Можно удорожать. Но все материалы к сегодняшнему дню и так подорожали».

С 1993 года на возведение было потрачено 50 млн рублей. Со всеми сопутствующими постройками же сначала необходимо было 300 млн, потом — 500 млн, затем цена подросла до 720 млн рублейС 1993 года на возведение было потрачено 50 млн рублей. Со всеми сопутствующими постройками же сначала необходимо было 300 млн, потом — 500 млн, затем цена подросла до 720 млн рублейФото: Олег Спиридонов

Вдохнуть в «Джамиг» жизнь и привлечь финансы попытались пару лет назад при помощи идеи создания вакуфа (по сути, исламский благотворительный фонд), собирать средства в который могли бы и мусульмане из других стран. Однако эта идея заглохла. «Традиция вакуфного строительства еще в царские времена существовала, — говорит архитектор. — Баи свои богатства завещали на возведение мечетей. К сожалению, в наше время таких баев нет или они не жертвуют в вакуфную казну. Потому идея умерла в самом зародыше. Тем более это было связано с созданием вакуфного беспроцентного банка в России. Но ему не дали зеленый свет — идея не прошла в верхних инстанциях».

Он высказал мысль, что без поддержки властей города и республики, а также крупного бизнеса мечеть может строиться десятилетиями, так как в России все храмы возводились за счет крупных меценатов и пожертвований. «Это ведь не маленькая квартальная мечеть, а городская соборная, которая требует особого внимания», — говорит проектант и предлагает обратить взоры на градообразующие предприятия. «В Челнах есть такой богатый КАМАЗ. Но не только же на ралли „КАМАЗы“ гонять, а людям пахать на производстве, нужно и о духовном подумать. Вообще, история строительства этой мечети отражает состояние современного общества», — со вздохом заключил наш собеседник.

Алтынбаев, кстати, уверен, что мечеть вполне можно возвести даже за пару лет, если правильно организовать пиар-работу и «разговаривать с людьми». «Если бы эта мечеть достроилась, она бы украсила наш город, — заявил он. — Мечетей много внутри жилых комплексов, но они маленькие, а нужна соборная. Должна быть торжественность. Это должно быть не просто место, где будут молиться, а необходим духовно-культурный центр. Сейчас можно подобное сделать. Поговорить с активом, руководителями предприятий и организаций. Можно построить за пару лет так, что все ахнут. Надо просто людям про идею рассказать подробно — какой у мечети замысел, что там будет, для кого. А не просто говорить: тут появится молитвенный дом. Граждане могут в этом процессе участвовать. Копейка — уже вклад».