3,5-тысячный Иннополис потрясла смерть 35-летнего программиста Тинькофф-банка Дениса ХлякинаВесь 3,5-тысячный Иннополис потрясла смерть 35-летнего программиста и преподавателя Дениса ХлякинаФото предоставлено Светланой Хлякиной

«ХОЧУ ВЫСКАЗАТЬСЯ ПО ПОВОДУ СКОРОЙ ПОМОЩИ В ИННОПОЛИСЕ. ЭТО КОШМАР»

Разговоры о том, что в Иннополисе строго не рекомендуется болеть с 20:00 до 8:00, ходили с момента основания иннограда. Ни один другой город республики не встречал таких осторожных пешеходов во время гололедицы, а мэрия города из года в год откладывает установку опасных спортивных тренажеров. В Telegram-чате города жалобы на отсутствие круглосуточной медицинской помощи возникали регулярно, но до смерти Дениса Хлякина они заканчивались ничем.

Сообщение о трагедии 35-летнего программиста буквально взорвало чат: «Дорогие соседи, утром 01.12.2018 умер мой супруг Хлякин Денис. Многие уже в курсе, и я хочу сказать большое спасибо за помощь и поддержку в этой сложной ситуации».

Специалисту, который переехал с семьей в Татарстан из Краснодара, стало плохо в Университете Иннополис. На машине Верхнеуслонской ЦРБ Денис был доставлен сначала в Верхний Услон, а после осмотра местные врачи приняли решение отвезти его в горбольницу №7, где пациент и скончался. Последние два месяца мужчина работал программистом в Тинькофф Банке и делился своим опытом со студентами — преподавал по пятницам, проводил курсы по программированию. У него остались двое сыновей — шести и трех лет от роду. 

За первым сообщением от Светланы Хлякиной последовало второе: «И очень хочу высказаться по поводу скорой помощи в Иннополисе. Это кошмар. Вечером нас повезли в больницу Верхнего Услона, притом что диагноза предварительного не было, а состояние было тяжелым. Никакими уговорами не удалось поехать сразу в Казань. А платная скорая категорически отказывается выезжать после 8 вечера за пределы Казани. Так что лежачий больной обречен поехать сначала в Услон. Больница Верхнего Услона не предназначена для оказания помощи сложным и экстренным больным, совсем… никак… Я искренне надеюсь, что после этого случая в Иннополисе все-таки появится хотя бы машина скорой помощи, которая сразу повезет в Казань, в больницу, где есть все необходимое».

Специалисту, который переехал с семьей в Татарстан из Краснодара, стало плохо в Университете ИннополисФото: «БИЗНЕС Online»

До визита в больницу Светлана видела супруга в тот день в 17:00. «Он ребенка старшего привел из сада, младший приболел — дома был в хорошем настроении, он вообще таким позитивным человеком по жизни был, все хорошо, ни на что не жаловался, — рассказала женщина корреспонденту „БИЗНЕС Online“. — Взял ноутбук, ушел преподавать в университет. Обычно он приходил к 9 вечера. Ближе к 9 позвонил, рассказал, что ему стало плохо, что он упал в обморок, пролежал без сознания около пяти минут, но сам ничего не помнит. Сказал, что его там еле откачали, но уже все хорошо. Фактически все в панику впали, потому что оказать первую помощь было некому: студенты молодые, третий курс, они не знали, что делать. Они сразу вызвали скорую. Когда она приехала, он уже пришел в себя. Врачи замерили давление — оно было очень низкое, всего 90 на 60. Они вкололи ему кофеин, чтобы давление стало получше, и уехали».

Через некоторое время Светлане позвонили уже обеспокоенные студенты, которые рассказали, что Денису стало еще хуже, у него заболел живот и они повторно вызвали скорую. «Я вещи стала собирать для госпитализации, попутно думая, что там может быть, куда деть детей, как бы поехать с ним, — вспоминает собеседница издания. — Я звоню им и прошу, чтобы они договаривались, чтобы скорая везла только в Казань, поскольку с 20:00 она везет в Услон. Мне сказали, что его состояние средней тяжести, стабильное. Я вновь просила врачей везти его в Казань, они настаивали на госпитализации в Верхний Услон, говоря, что транспортировка может быть опасной, потому что, возможно, у него внутреннее кровотечение и нужно быстрее его довезти до больницы».

По описаниям Светланы, постановка диагноза, оформление документов в Верхнеуслонской ЦРБ и затягивание принятия решения о госпитализации в Казань привели к фатальным последствиям для ее мужаФото: verhniy-uslon.tatarstan.ru

«В скорой помощи по ДМС сказали, что после 8 вечера выезжают только в пределах Казани»

Не помогло и дополнительное медстрахование. «Мы звонили также в скорую помощь, которая была по ДМС, — у Дениса имелся полис. Они сказали, что после 8 вечера выезжают только в пределах Казани: „До любой точки города хоть как-то его добросьте — и мы вас перехватим“», — констатировала убитая горем супруга.

В больнице Верхнего Услона у Дениса взяли анализ крови. «Анализ крови у них делается час! Состояние никак не улучшается, я умоляю их везти в Казань. „Хорошо, — отвечает хирург. — Мы вас направим в Казань, если до понедельника сами не справимся“. Он диагноз поставить не может, даже предварительный, не исключает вероятности кровотечения и собирается ждать до понедельника!» — недоумевала Светлана.

По свидетельству женщины, врачи Верхнеуслонской ЦРБ так и не смогли самостоятельно поставить диагноз, но сдались под просьбами Светланы отправить ее мужа в Казань. «Я взяла с собой папку с его полным медицинским обследованием: он следил за своим здоровьем, проходил обследование, сдавал анализы, — рассказала женщина. — Хронически у него была только язва, он за ней следил, пропивал курсы лекарств, у нас была диета — он ее придерживался, следил за питанием. И язва была в состоянии стойкой ремиссии, он с врачами выработал стратегию, как с этим качественно жить, и все нормально было. Он даже за такими мелочами, по которым обычно люди „забивают“ до последнего, следил, у нас все обследования были на руках. Но хирург нам до последнего не верил, сказал, что хроническое что-то было, а он терпел. В Верхнем Услоне врачи в итоге сами ничего придумать не смогли и взяли диагноз с прошлой госпитализации, которая никакого отношения к текущему случаю не имела».

По описаниям Светланы, постановка диагноза, оформление документов в Верхнеуслонской ЦРБ и затягивание принятия решения о госпитализации в Казань привели к фатальным последствиям для ее мужа. В горбольнице №7 пациент скончался 1 декабря между двумя и тремя часами ночи. К казанским врачам у Светланы претензий нет, ей жаль лишь упущенное время. Возможно, если бы они приехали в больницу раньше, Дениса удалось бы спасти, считает она.

«Если бы пациент проходил плановое обследование, не произошло бы этой экстренной ситуации»

Внезапная смерть Хлякина стала поводом для проведения внутренней проверки минздрава РТ. О произошедшем был проинформирован президент РТ Рустам Минниханов — он взял это дело под личный контроль. Проверка же выявила новые шокирующие обстоятельства печальной истории. Как рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» министр здравоохранения республики Марат Садыков, 35-летний программист был инвалидом III группы, его болезнь была связана с кишечной патологией. Диагноз Денису поставили еще несколько лет назад, в Краснодаре. До инцидента в Иннополисе у него уже четыре раза проявлялись устрашающие симптомы — потеря сознания, сопровождающаяся судорогами. Однако на протяжении полутора лет жизни в иннограде он ни разу не обратился для обследования ни в государственную, ни в частную клинику, как будто опасной болезни в его жизни вовсе не существовало.

Садыков подтвердил, что скорую помощь Хлякину вызывали дважды. Первый вызов был зафиксирован в 20:46, приехавшие в Университет Иннополис врачи зафиксировали у Дениса тошноту, рвоту, головокружение и падение давления. «Больному оказали первую помощь, стабилизировали давление, но от госпитализации он отказался, хотя ему неоднократно предлагали», — подчеркнул министр. Спустя два часа симптомы обострились — и в 22:35 был сделан второй вызов. У пациента к тому времени появились боли в животе, он согласился на госпитализацию в Верхнеуслонскую ЦРБ.

Марат Садыков: «После этого будут даны оценки действиям должностных лиц, и будут приняты соответствующие меры»Марат Садыков: «После этого будут даны оценки действиям должностных лиц и будут приняты соответствующие меры»Фото: «БИЗНЕС Online»

«В Верхнем Услоне пациента осмотрели, сделали ряд обследований, после чего врачи приняли решение госпитализировать его для оказания высокотехнологичной медицинской помощи в горбольницу №7», — рассказал Садыков. В процессе обследования, которое включало рентгеновскую компьютерную томографию с контрастированием, у Дениса произошел разрыв аневризмы нисходящей части аорты. «Это артериальный сосуд, очень крупный, он качает кровь по всему организму, его разрыв спровоцировал массивное кровотечение, — пояснил министр. — После этого пациент был, к сожалению, обречен. Невозможно в существующих условиях сделать высокотехнологичную операцию — она занимает около двух часов, а у нас этого времени не было. Впоследствии вскрытие подтвердило диагноз».

Заболевание Дениса встречается довольно редко: если верить медицинским справочникам, не чаще одного случая на 100 тыс. человек. Пожалуй, этим можно объяснить решение врачей Верхнеуслонской ЦРБ везти пациента в Казань, хотя оснащение больницы позволяет оказывать стандартную медицинскую помощь.

«Если бы пациент проходил плановое обследование, не произошло бы такой экстренной ситуации, — сетует Садыков. — Можно было бы выявить обострение патологии кишечника, провести операцию».

Однако по итогам анализа трагического случая минздрав принял три решения. Во-первых, в первом квартале 2019 года в Иннополисе будет открыт филиал казанской станции скорой помощи. «В медцентре будет дежурить две бригады скорой помощи, в случае необходимости они будут госпитализировать пациентов в высокотехнологичный центр оказания медицинской помощи и в близлежащие лечебные учреждения для стабилизации состояния», — заверил Садыков нашего корреспондента.

Второе решение касается медицинского центра Иннополиса, который до смерти Хлякина курировала РКБ, однако теперь отвечать за здоровье жителей Иннополиса будут врачи седьмой горбольницы — она оснащена лучше. Кроме того, это сократит время доставки пациентов по направлению из Иннополиса.

Третий шаг — плановое обследование всех жителей Иннополиса в той же горбольнице №7 на предмет профилактики заболеваний. «Казань растет, к нам приезжают жители из других городов, о которых мы зачастую ничего не знаем — ни об их здоровье, ни об истории их болезни... Нам следует восполнить данный пробел, чтобы оказывать им качественную медицинскую помощь, — полагает Садыков. — К сожалению, нас к этому подтолкнула такая трагедия…»

Ожидается, что проверка минздрава будет завершена завтра. «После этого будут даны оценки действиям должностных лиц и приняты соответствующие меры, — заметил Садыков. — У нас была встреча с мэром Иннополиса, мы обсудили дальнейшую стратегию развития города, включая медицинские аспекты и улучшение условий оказания медпомощи с учетом роста населения. В будущем в Иннополисе по всем регламентам можно будет открыть полноценные филиалы медицинских учреждений».


В мэрии Иннополиса корреспонденту «БИЗНЕС Online» сообщили, что станция скорой помощи, которая вскоре появится в городе, будет обслуживать ближайшие населенные пункты, включая горнолыжый курорт «Свияжские холмы» и прилегающую часть трассы М7. Кроме того, по решению минздрава РТ в наукограде появится терапевтический участок на базе 7-й городской больницы и педиатрический участок на базе ДРКБ. 

Инцидент с Хлякиным станет поводом для проведения рабочего совещания представителей мэрии с руководством минздрава РТ по вопросам организации медицинской помощи в Иннополисе. 

«Мэрия города поддерживает связь со Светланой, информации об окончательном решении пока нет. В случае если Светлана примет решение остаться, мы готовы поддержать ее в этом», — подчеркнули в администрации Иннополиса.

«ДЕНИС ВСЕГДА ГОВОРИЛ, ЧТО ИННОПОЛИС — ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ ГОРОД, ОЧЕНЬ ХОРОШИЕ ЛЮДИ, НО БОЛЕТЬ КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕЛЬЗЯ»

Обещание минздрава республики с 2019 года разместить в городе свою станцию скорой помощи, которая будет везти пациентов прямо в казанскую больницу №7, Светлану обнадежило. «Если бы подобное [размещение в Иннополисе станции скорой помощи] было уже сейчас, это спасло бы моего мужа, — считает собеседница издания. — Как я могу к этому относиться? Я, конечно, очень рада за город, но мне очень жаль, что для этого потребовалась человеческая жизнь». Светлана сделала вывод, что к 7-й больнице прикрепят только пациентов Иннополиса. «Это, конечно, хорошо и здорово, но получается, что люди, которые живут в Верхнем Услоне, также не смогут рассчитывать на нормальную помощь, как и сейчас. То есть проблема решается только точечно: взяли и разделили граждан на людей первого сорта, которых будут в Казань везти, и на людей второго сорта, которые в Верхнем Услоне. И последних будут также обрекать на смерть в Верхнеуслонской больнице», — заметила собеседница нашего издания.

Мать двоих детей, оставшись без супруга, сейчас раздумывает, остаться ли ей в Иннополисе или вернуться в Краснодар. В сентябре этого года она вышла из декрета по уходу за младшим сыном на работу в офис МТС, размещенный в Иннополисе. «Если такое случится со мной, кто поедет в больницу и будет отстаивать меня до последнего? Денис всегда говорил, что Иннополис — очень хороший город, что там очень хорошие люди, но болеть категорически нельзя. Мы держались, не болели, и вроде все было хорошо до поры до времени», — заключает Светлана.

Обещание минздрава республики с 2019 года разместить в городе свою станцию скорой помощи, которая будет везти пациентов прямо в казанскую больницу №7, Светлану обнадежилоФото: «БИЗНЕС Online»

«15 лет назад у нас практически не было санитарной авиации, а сегодня летают вертолеты»

По просьбе «БИЗНЕС Online» эксперты высказались о том, можно ли было спасти Хлякина. 

Айрат Фаррахов — депутат Госдумы от Татарстана:

— К сожалению, у данного молодого человека было очень тяжелое заболевание, никакая скорая не позволила бы ему оказать качественную и эффективную медицинскую помощь. Аневризму брюшной аорты возможно вылечить только в результате серьезной полостной операции, но даже при проведении такой операции часто исход бывает негативным. В том числе и в моей практике были случаи, когда врачи, имея максимум оборудования, не могли спасти пациента, которого привезли на операцию своевременно. Так что ситуация в Иннополисе никоим образом не связана с уровнем доступности скорой помощи. Здесь врачами все было сделано максимально верно.

Безусловно, доступность скорой помощи очень важна, так как есть много категорий больных, для которых своевременно оказанная медицинская помощь может спасти жизнь. Например, при инфаркте миокарда, при инсульте введение препарата, который обеспечит растворение тромба, очень важно. Нужна ли Иннополису своя станция скорой помощи? Давайте рассуждать. Мы приняли сегодня бюджет. Если создадим станцию скорой помощи в Иннополисе, то мы должны что-то где-то уменьшить. Мы должны создавать станции, которые обеспечивают доступность медицинской помощи населению. Но если количество граждан будет недостаточным и если вызовов скорой помощи будет мало, то мы будем понимать, что где-то в другом месте нагрузка на скорую помощь будет больше. Поэтому я не могу ответить на вопрос, надо или не надо. Необходимо все внимательно посчитать и принять решение. Сейчас увеличивается мобильность населения, изменяется численность населенных пунктов, поэтому нужно своевременно принимать такие решения. Посмотрите — 15 лет назад у нас практически не было санитарной авиации, а сегодня летают вертолеты... Это тоже результат наших усилий, это очень важно.

Григорий Эйдлин — генеральный директор «Казанской неотложки»:

— Я сегодня прочитал о том, что минздрав республики выводы уже сделал и в Иннополисе формируется подстанция скорой помощи. Но еще задолго до трагедии руководство Иннополиса выходило на меня, просило организовать дежурства нашей бригады. У нас этот вопрос был в процессе обсуждения. Руководство Иннополиса данную работу вело, но по какой-то причине не успело довести ее до конца. 

Да, иногда пациенты погибают, потому что им не сумели вовремя оказать медицинскую помощь. Но это далеко не всегда, причем в большинстве случаев не всегда вина министерства здравоохранения или скорой помощи, потому что есть удаленные населенные пункты, есть несвоевременно сделанные вызовы, когда пациент предпочитает терпеть боль. Мы сами зачастую сталкиваемся с тем, что люди не вовремя обращаются к врачу или до последнего не вызывают скорую помощь. А когда обращаются, бывает, к сожалению, уже слишком поздно. Говорить, что это вина минздрава, ни в коем случае нельзя. Здесь совокупность трагических событий, которые привели к таким последствиям. Умер достаточно молодой человек, 35 лет. Он, наверное, чувствовал себя здоровым... Может быть, какое-то время терпел боли или был не совсем здоров. Нельзя говорить, что это вина министерства здравоохранения, потому что, насколько я знаю, делается все, чтобы было максимальное покрытие населенных пунктов медицинской помощью: либо создаются фельдшерские пункты, либо открываются станции скорой медицинской помощи. Но, к сожалению, наверное, нельзя в каждом населенном пункте республики сделать станцию скорой помощи.

Когда Иннополис открывали, там создали очень современный медицинский комплекс. Возможно (это мое личное мнение), надо было озаботиться не только насыщением этого комплекса сверхсовременной аппаратурой — все-таки население там не сильно большое и не нуждается, может быть, в таком качестве медицинского обслуживания. А может быть, еще тогда, пять-шесть лет назад, там нужно было предусмотреть станцию скорой помощи?