«Сейчас идет артподготовка. Слухи об «особых обстоятельствах» Владимира Путина вносят в российскую элиту серьезную дезорганизацию и потенциально могут помешать власти реализовать свой сценарий транзит»«Сейчас идет артподготовка. Слухи об «особых обстоятельствах» Владимира Путина вносят в российскую элиту серьезную дезорганизацию и потенциально могут помешать власти реализовать свой сценарий транзита»Фото: «БИЗНЕС Online»

«ИДЕТ ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА МАСШТАБНЫХ ПЕРЕСТАНОВОК ВО ВСЕХ ЭШЕЛОНАХ ВЛАСТИ»

— Первые кадровые перестановки в правительстве Мишустина, которые состоялись недавно, предсказывали заранее. Но ротации прошли сразу после того, как определился победитель на выборах США. Это как-то связано? Имеют ли данные назначения отношение к новым задачам международной повестки? Почему все было сделано сейчас?

— Прямой связи между предварительным оглашением победителя выборов США и перестановками в российском правительстве нет. Но определенная косвенная связь с задачами международной повестки имеется. Дело в том, что к началу ноября, когда были обнародованы перестановки, для Кремля сложился крайне неблагоприятный информационный фон. Пиковой точкой послужили публикации в международных СМИ о здоровье Владимира Путина. Хотя публикации вроде бы в СМИ не первого ряда и с точки зрения логики выстроены достаточно спорно, потому что очень серьезно искажают информацию, которая идет в соцсетях внутри страны, в которых все более стройно и логично. Но следует понимать, что российский политический класс не слишком доверяет информации в соцсетях и очень восприимчив к тому, что публикуют ведущие западные СМИ. Даже если эти СМИ не из респектабельного, а так называемого желтого пакета. И подобные публикации вызвали нежелательные движения в российской элите. Поэтому в начале ноября перед теми, кто в Кремле отвечает за информационную политику, встала задача формирования альтернативной повестки. Сначала в рамках оперативной реакции Кремль попытался вообще запретить обсуждение данной информации, было заявление Дмитрия Пескова о том, что у Путина все в порядке. Но быстро стало понятно, что административно-запретительными мерами этот информационный тренд не пресечь. А если нельзя какую-то повестку запретить, значит, ее нужно вытеснить другой. А чтобы вытеснение прошло более органично, новая повестка по своей направленности и содержанию должна копировать предыдущую. Поэтому, видимо, было решено, что раз вы, ребята (имеется в виду политический класс), так настроены на перемены и у вас транзитные ожидания, то вот вам, пожалуйста, перестановки. Обсуждайте их, а не то, что пишут западные СМИ. Поэтому решение о перестановках обусловлено исключительно информационно-политическими причинами. Но это не значит, что их быстренько придумали, нарисовали на коленке и обнародовали.

Сейчас идет предварительная подготовка масштабных перестановок во всех эшелонах власти, которые, предположительно, состоятся в начале следующего года. В январе – феврале. Многое будет зависеть от того, выступит ли Владимир Путин с какими-то инициативами в начале года, как ожидается, или не выступит, а если выступит, то когда. Но работа по перестановкам ведется, и в ней активно участвуют лоббисты, идет реальная аппаратная борьба. У этой работы есть аппаратные наметки.

То есть, для того чтобы перебить неблагоприятную повестку, взяли кусочек запланированных перестановок и вынесли их на обозрение публики, чтобы настроенные на транзит российские элиты обсуждали именно эти перестановки. Кто победил, а кто проиграл, а кто следующий, а как будут между собой притираться новые функционеры и так далее. Сами перестановки обусловлены той аппаратной борьбой, которая активно велась вокруг данных должностей. И если бы контекст вокруг этой борьбы не изменился, то в начале следующего года мы бы видели те же самые перестановки. Но они бы затрагивали не только фигуры второго ряда, как в этот раз.

— То есть международный фон не связан с выборами в США?

— Публикации в западных СМИ могли стать результатом победы Байдена и подготовкой информационной атаки на российскую политсистему в наиболее уязвимый для нее момент транзита. А сейчас идет артподготовка. Слухи об «особых обстоятельствах» Владимира Путина вносят в российскую элиту серьезную дезорганизацию и потенциально могут помешать власти реализовать свой сценарий транзита. Все связано, но не так прямо. Победил Байден, стало ясно, что США будут пытаться оказывать влияние на процесс транзита в России, англосаксонские СМИ, ориентирующиеся на глубинное государство, символом которого является Байден, начали мутить воду в РФ. А целевой группой этих публикаций является прежде всего российская элита. И им [из Кремля] подан сигнал: «Ребята, забудьте все публикации в западных СМИ, обсуждайте те перестановки, которые мы вам предъявили».

— Негативный фон, о котором говорите, — это турбулентность, возникшая у границ России, в соседних государствах?

— Негативный фон связан прежде всего с распространением в российских соцсетях слухов об «особых обстоятельствах» Владимира Путина. Но им (соцсетям и распространяемой ими информации) не доверяют, так как там много фейков, к западным СМИ доверия в российской элите больше. А если говорить о международном контексте, который проходит по границам России, особенно о ситуации на Южном Кавказе, то для российских элит и наблюдателей условия перемирия в Карабахе тоже являются косвенным подтверждением правдивости или частичным подтверждением сведений об «особых обстоятельствах» президента. Потому что сильный Владимир Путин образца 2015 года, когда был предыдущий российско-турецкий конфликт, в этом конфликте повел бы себя совершенно по-другому. Поэтому возникает вопрос: почему Москва фактически позволяет Турции перераспределять влияние на Южном Кавказе?

«Мишустин анонсировал реформы, теперь через разные телеграм-каналы начнут вбрасывать различные слухи, что будет то, будет се. Они ни к чему не обязывают, но информационное пространство заполняют»«Мишустин анонсировал реформы, теперь через разные телеграм-каналы начнут вбрасывать различные слухи, что будет то, се. Они ни к чему не обязывают, но информационное пространство заполняют»Фото: © Дмитрий Астахов, РИА «Новости»

«ОЧЕНЬ МОЖЕТ БЫТЬ, ЧТО В НАЧАЛЕ СЛЕДУЮЩЕГО ГОДА СИЛЬНО ИЗМЕНИТСЯ КОНТЕКСТ И ФОРМАТ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТСИСТЕМЫ»

— Нынешние перестановки чисто технические или они имеют отношение к каким-то политическим тенденциям?

— С точки зрения предстоящего транзита, эти перестановки носят формально-технический характер. Для власти сейчас критически важно продержаться до середины декабря, удержать контроль над информационной повесткой, чтобы не просачивались не желательные для нее слухи. В середине декабря ожидается масштабное мероприятие с участием Владимира Путина — ежегодная пресс-конференция. Вопрос открытый, насколько оно станет масштабным и не повторит ли недавнее интервью Брилеву, которое анонсировалось как судьбоносное, а в итоге получился 20-минутный разговор ни о чем.

Но пока ожидается, что в середине декабря Владимир Путин проведет масштабное мероприятие. Тогда после него и до ухода на новогодние праздники информационная повестка, по расчетам Кремля, будет заполнена. Потом новогодняя пауза, когда не так важен контроль над информационными потоками, которые автоматически сместятся в праздничную плоскость. А в эти несколько недель до середины декабря власти принципиально важно удержать контроль над информационной повесткой. Перестановки 9 ноября и то, что было анонсировано господином Мишустиным, а также продолжение кадровой ротации после 16-го числа укладываются в единую информационную линию. А поскольку власть не может себе позволить еженедельно обнародовать что-то вроде перестановок 9 ноября, то после первого пакета перестановок пошли аппаратно-кадровые эрзацы. Так, 16 ноября господин Мишустин фактически объявляет о масштабной реформе, но, по сути, это не реформа, а техническая утряска. Там нет никакой конкретики, одни общие слова, а конкретика только в двух моментах, и она адресована бюрократии, чтобы та не испугалась грядущих изменений и не перестала работать. Чиновникам четко подается сигнал: «Успокойтесь, все будет по-прежнему, масштабная реформа на словах, а реально ничего не изменится». Можно сопоставить цифры. Господин Мишустин сам заявляет, что на федеральном уровне 20 процентов вакансий не занято. Срезано будет только четверть из этого, 5 процентов. На региональном уровне не занято 18 процентов вакансий, срезано будет чуть больше половины, 10 процентов. Но это, извините, ни о чем. Да, с точки зрения информационного планирования, необходимо было сказать о чем-то масштабном. А дальше, скорее всего, в ход пойдут слухи. Мишустин анонсировал реформы, теперь через разные телеграм-каналы начнут вбрасывать различные слухи, что будет то, се. Они ни к чему не обязывают, но информационное пространство заполняют.

Поэтому с точки зрения смысла перестановки носят технический характер, так как затрагивают фигуры второго уровня. Но очень может быть, что в начале следующего года сильно изменится контекст и формат российской политсистемы. Тогда эти перестановки будут выглядеть совсем по-другому. Политический класс ожидает более масштабных изменений.

— Кадры, которые были зачищены, достались Мишустину в наследство от Медведева. Следует ли из этого, что премьер усиливает свои позиции? Или здесь нет прямой связи, если учесть, что новые министры — креатуры разных лоббистских групп?

— Говорить о том, что зачищены кадры, которые достались Мишустину от Медведева, можно, если придерживаться формального подхода. А правительство держится в основном на неформальном распределении полномочий и сфер влияния между различными элитными группами. Так же, как предыдущее правительство не было правительством Дмитрия Медведева, хотя он его возглавлял, так же и нынешний кабинет министров не есть кабинет министров господина Мишустина. Кстати, в январе Мишустин привел в правительство на высшие посты гораздо больше своих креатур, чем Медведев весной 2018 года. То, что из правительства ушли какие-то министры и пришли другие чиновники, не связано с тем, что Мишустин зачищает медведевские кадры. В каждом конкретном случае свой клубок интересов, свои лоббисты и бенефициары. Конкретно к этим перестановкам господин Мишустин имеет очень опосредованное отношение. Он выступал в роли технической инстанции. Какое-то влияние премьер оказывал, но окончательное решение принимал Владимир Путин на основании документов, которые носили напрямую ему другие игроки, многие из которых находятся за пределами Белого дома.

— Так в целом Мишустин не проиграл и не выиграл от данных перестановок, а баланс сил не изменился?

— По итогам перестановок Мишустин не ослабил и не усилил свои позиции. Его люди остались на своих постах, есть перераспределение полномочий между вице-премьерами, они затрагивают в том числе и креатуры Медведева. Но речь идет о формальной бюрократическо-технической утряске.

И господин Медведев от этих перестановок ничего не потерял. Во-первых, в правительстве фактически нет его людей. А те министры, которых можно отнести к его клиентелле, вроде главы минюста господина Чуйченко, пока никакого ущерба не понесли.

С формальной точки зрения подобное выглядит как зачистка части среднего уровня правительства Медведева, но в реальности это несколько не связанных друг с другом аппаратных историй, каждую из которых надо рассматривать отдельно.

«ОТСТАВКИ МИНИСТРОВ СВЯЗАНЫ НЕ С ТЕМ, ЧТО К НИМ ПРЕДЪЯВЛЯЛИСЬ ПРЕТЕНЗИИ, А ПРОСТО НАШЛИСЬ ВЛИЯТЕЛЬНЫЕ ЛОББИСТЫ»

— И все же, кого можно считать главными бенефициарами произошедших ротаций? Ротенбергов, Сечина, Трутнева, Хуснуллина, которые пролоббировали свои кандидатуры в кабинет Мишустина?

— И Ротенберги, и Сечин, и Трутнев, и Хуснуллин активно участвовали в тех процессах, которые привели к перестановкам 9 ноября. Кто-то очевидно является бенефициаром, кто-то — под вопросом, как Ротенберги, слишком сложные конфигурации перестановок. Но именно вышеназванные лоббисты и некоторые другие игроки стоят за аппаратно-кадровыми перестановками, которые были реализованы 9 ноября.

— Отставленные министры получили новые назначения. Но по каким причинам они потеряли портфели, можно ли говорить о том, что ротация произошла из-за каких-то претензий к ним?

— В этих перестановках нет единой сюжетной линии, поэтому их нельзя рассматривать как нечто целое. Общих аппаратно-кадровых претензий к их профессионализму нет. У каждой отставки и назначения своя причина. Эти отставки можно назвать полуфабрикатом. Окончательно они бы вызрели к началу следующего года. Обстоятельства, может быть, изменились бы по каждому конкретному фигуранту, и ротации произошли бы в измененном формате. Но поскольку возникла экстренная необходимость обнародовать эти перестановки в начале ноября, то взяли и вытащили такой полуфабрикат.

— Как вы оцениваете профессиональный потенциал новых министров? Какие фигуры выглядят сильными, какие слабыми, какие спорными?

— Новые люди пришли на посты министров не потому, что они являются профессионалами на голову выше своих предшественников, а потому, что у них есть аппаратная поддержка. Грубо говоря, в данном случае поменяли шило на мыло. С профессиональной точки зрения, что ушедшие министры, что пришедшие на их место являются примерно одинаковыми. У предыдущих не было особых провалов, и у новых нет таких достижений, которые позволяли бы формировать высокие ожидания с их приходом. Но когда Владимиру Путину обосновывалась необходимость перестановок, то предъявлялись определенные профессиональные провалы того или иного министра, которых у любого практикующего бюрократа в любой отрасли (и особенно в такой сложной, как строительство или природные ресурсы, где сосредоточены интересы очень влиятельных игроков) выше крыши. Другое дело, что и ко многим остальным министрам накопились претензии, но они пока находятся на своих местах. С точки зрения профессионализма ярко выраженных провалов, которые могли стоить должности, ни у кого из отставников не было. Но нельзя сказать, что кто-то из их сменщиков является супер-пупер-профессионалом. Это хорошие, крепкие профессионалы, но не лучше, чем их предшественники.

— По вашим словам выходит, что в работе министерств, которых коснулись перестановки, принципиально ничего не изменится.

— А судьи кто? Для кого они что-то улучшат или ухудшат? Для простых людей абсолютно ничего не изменится, некоторые министры-сменщики будут реализовывать прежний курс. В частности, новый министр строительства. А для тех, кто лоббировал эти перестановки из ряда элитных групп, кто привык снимать бюджетные сливки по отраслям и кто в конце концов по итогам перестановок победил, ситуация улучшится. Но население подобное никак не затронет. В этом особенность нынешней политсистемы и системы госуправления. Она не способна на принципиальные изменения в лучшую сторону. Она медленно деградирует и загнивает. И этот тренд уже не остановить.

«Хуснуллин и весь татарстанский клан являются операторами интересов влиятельных элитных групп, Ротенбергов и прочих. Несмотря на то, что Хуснуллин высокопоставленный и облеченный большими полномочиями чиновник»«Хуснуллин и весь татарстанский клан являются операторами интересов влиятельных элитных групп, Ротенбергов и прочих. Несмотря на то что Хуснуллин — высокопоставленный и облеченный большими полномочиями чиновник»Фото: «БИЗНЕС Online»

«КОГДА ВОЗНИКЛА УДОБНАЯ СИТУАЦИЯ, КАК СЕЙЧАС, ХУСНУЛЛИН ПОСЛАЛ СОБЯНИНУ АЛАВЕРДЫ»

— Очевидно, что еще больший аппаратный вес набирает Марат Хуснуллин, так как он получил «своего» профильного министра в лице Ирека Файзуллина. Следует ли из этого, что Хуснуллин все дальше дистанцируется от Собянина?

— Смену министра строительства действительно можно расценивать как усиление господина Хуснуллина. Но он не дистанцируется таким образом от Собянина, потому что никогда не был его человеком. Как в федеральном правительстве, так и в столичной мэрии сложный конгломерат интересов. Большинство вице-мэров не принадлежат к команде Собянина, не являются его креатурами. Хуснуллин был заместителем мэра, но не членом его команды, как, например, госпожа Ракова. Есть такая версия, и она получает косвенные подтверждения, что именно Собянин способствовал тому, чтобы Хуснуллин ушел на повышение. Таким образом мэр избавился от влиятельного игрока, который имел свои взгляды на развитие столичного стройкомплекса и лоббировал интересы групп, идти на встречу которым господин Собянин не был готов в полной мере. К господину Хуснуллину как профессионалу особых претензий не имелось со стороны элитных групп, и его нельзя было отставить — таких по бюрократическим правилам отправляют на повышение. И, как только представилась возможность, господина Хуснуллина сразу назначили на пост вице-премьера, но реальными финансовыми потоками стал по-прежнему распоряжаться министр Якушев, креатура Собянина. В итоге возник определенный тандем-противовес: формально начальник Хуснуллин и его подчиненный Якушев, который распоряжается финансами и контролирует разработку профильной для отрасли документации. Хуснуллин с самого начала пытался исправить эту ситуацию и через заместителя министра Файзуллина, который сейчас стал министром, постепенно подобного добивался. И, когда возникла удобная ситуация, как сейчас, Хуснуллин послал Собянину алаверды. Понятное дело, что причиной здесь не была личная месть, просто так сложилось. Основной причиной стало то, что Хуснуллину для реализации интересов элитных групп, оператором которых он выступает, необходимо было сформировать единую бюрократическую цепочку.

Господин Хуснуллин сумел обосновать, судя по всему, Ротенбергам необходимость создания единой вертикали в строительном комплексе правительства для того, чтобы более эффективно реализовывать их интересы. Для этого необходимо было заменить креатуру Собянина на посту министра на креатуру господина Хуснуллина.

— Вы говорите, шило на мыло, но выходцы из Татарстана фактически взяли под контроль весь стройкомплекс России, если учесть, что Минниханов курирует в Госсовете рабочую группу по жилью и городской среде. Почему именно опыт РТ в строительной отрасли оказался востребован на общероссийском уровне?

— Татарстан является регионом, который модельно готов поставлять кадры для проблемных российских территорий, которые требуют прорыва. И эти территории так или иначе ресурсно обеспечены. Москва, Дагестан, где велика роль федеральных трансфертов. Теперь и проблемная Мордовия, куда отправили [Артема] Здунова. Грубо говоря, есть определенный запрос на квалифицированных менеджеров-управленцев, которые действуют жестко в вертикально-бюрократической логике, что является особенностью политсистемы Татарстана. И управленческая школа РТ готова этот запрос удовлетворять. Судя по всему, такой запрос предъявили лидеры элитных групп, которым необходимы были новые кадры. Те же Ротенберги. Хотя некоторые перестановки в органах власти, когда приходят выходцы из Татарстана, выходят за пределы интересов Ротенбергов.

Татарстан стал кадровой кузницей, которая способна удовлетворять возникающие уже лет 10–12 назад запросы на федеральные кадры, соответствующие определенным критериям. Кадры, которые готов поставлять Татарстан, этим критериям соответствуют. И бенефициары нынешней политсистемы решили использовать РТ как источник кадрового резерва для того, чтобы черпать из него операторов тех проектов, в которых они заинтересованы. А Хуснуллин был первой ласточкой.

Причина успеха так называемого татарстанского клана за пределами республики (и не только на федеральном уровне, его кадры рекрутируются и в другие регионы) заключается в том, что они показали себя эффективными операторами реализации интересов федеральных групп влияния. Для этих групп не все решает «доступ к телу» Владимира Путина, который позволяет согласовывать принципиальные политические вопросы. После этого необходимо проделать еще много управленческой работы. Представители татарстанской бюрократической школы продемонстрировали способность такую работу проводить достаточно эффективно. По крайней мере, так считают представители элитных кланов, которые являются бенефициарами российской политической системы.

 «ОДНОГО ЛОББИСТА У ТАТАРСТАНСКОГО КЛАНА НЕ СУЩЕСТВУЕТ»

— Кто все-таки главный лоббист «татарского» клана, который двигает их наверх? Сам Хуснуллин не выглядит той фигурой, которая для этого достаточно сильна. Или же он набрал достаточный вес?

— Одного лоббиста, как у сибирско-уральского клана, который на федеральном уровне представляет Собянин, у татарстанского клана не существует. Татарстан ориентируется под конкретные задачи и спрос на кадры, который предъявляют федеральные игроки. А потом начинает действовать цепочка личных связей. Есть, условно говоря, хорошо себя зарекомендовавший господин Хуснуллин, и к нему обращаются с вопросом, что существуют такие проекты, как общероссийская реновация и создание единого госзаказчика в сфере строительства, и кто их может реализовать. Понятно, что Хуснуллин порекомендует выходца из Татарстана, с которым он работал на каком-то этапе своей карьеры. Принцип землячества не приоритетен, но работает.

— В общем, хоть с тем же Собяниным Хуснуллина не сравнить, он тоже серьезно усилился.

—  Господин Хуснуллин и господин Собянин находятся в разных весовых категориях. Собянин потенциально в новых условиях, если начнется транзит, может стать самостоятельным игроком, одним из лидеров элитных групп в России. На Собянина как на потенциально самостоятельного игрока ориентируются другие представители региональной элиты, и это расширяет его базу поддержки, потому что из ведущих игроков России, входящих в топ-10 или топ-15, Собянин — единственный, кто представляет регионы, а не Москву или Петербург. У него другая весовая категория.

А Хуснуллин и весь татарстанский клан являются операторами интересов влиятельных элитных групп, Ротенбергов и прочих. Несмотря на то что Хуснуллин — высокопоставленный и облеченный большими полномочиями чиновник.

Именно поэтому господина Собянина то «поднимают», как было в случае с весенней волной коронавируса, то очень серьезно опускают. Этим процессом управляет лично Владимир Путин, так как подобное касается тех, кто потенциально может стать политической фигурой. Именно поэтому Собянин и модерация его карьеры на особом контроле у президента, а карьерой господина Хуснуллина он вряд ли занимается лично.

— Хуснуллин не сомневается, что Файзуллин сможет быстро и качественно решать задачи, стоящие перед минстроем. Речь, очевидно, идет в первую очередь о реновации. А какие еще задачи можно назвать первостепенными?

— Это хорошая иллюстрация тезиса о том, что стратегический курс отдельно взятого министерства серьезно не поменяется при новом руководителе. Основные задачи, с точки зрения интересов элитных групп, которые стояли и стоят перед минстроем, заключаются в том, чтобы распространить московский опыт реновации на всю Россию, а также создать единого госзаказчика в сфере строительства. Эти задачи должны быть реализованы либо в интересах только Ротенбергов, либо им придется с кем-то поделиться из элитных кланов питерской группы.

Данные задачи поставили перед строительным блоком правительства еще в 2018 году, для его усиления и форсирования господин Хуснуллин был рекрутирован в правительство в январе текущего года, и эти задачи никто не отменял. Видимо, Хуснуллину удалось представить ситуацию тем же Ротенбергам таким образом, что если министром остается Якушев, то с реализацией такой их задачи правительство либо не справится, либо она будет реализована не так, как нужно. Поэтому был поставлен господин Файзуллин.

Но принципиально в курсе строительного блока правительства ничего не изменится. Просто поменяли одного функционера, который, по мнению лоббистов этой замены, не справлялся или не в полной мере справлялся с поставленными задачами, на другого функционера, который должен справиться априори более эффективно. То же самое происходит в другом министерстве, где сменили главу, в случае с «мусорной» реформой. (Госдума в ноябре утвердила на должность министра природных ресурсов и экологии РФ Александра Козлова. Тот с 2018 года возглавлял минвостокразвития, а ранее был топ-менеджером компаний «Русский уголь» и «Амурский уголь», а также мэром Благовещенска и губернатором Амурской области —прим. ред.). Там общий курс прежний, региональные деньги давно поделены федералами, но операторы этой реформы, профильный замминистра, глава регионального экологического оператора не могут данный процесс запустить. Общие цели — «мусорную» ренту перераспределить в пользу федералов — не меняются. Но исполнители не справляются. Поэтому их периодически меняют.

Та же самая закономерность действует в отношении ротации на посту главы минстроя. Задачи и стратегический курс строительного блока правительства никто не отменял. Но предыдущий министр, по мнению бенефициара этой задачи, справлялся хуже. Значит, нужен новый.

— В Татарстане Файзуллина высоко оценивают.

— Но для людей точно ничего не поменяется. Как расселяли в рамках общероссийской реновации граждан со всеми издержками при Якушеве, так и при Файзуллине будут расселять. Для бенефициаров, с точки зрения интенсивности этого процесса, той ренты, которую они смогут снимать, ситуация может измениться в лучшую сторону. Файзуллин с данными задачами справится лучше. Но ситуация улучшится не для людей, а для бенефициаров реновации.

«КЛЮЧЕВАЯ ЗАДАЧА ВЛАДИМИРА ПУТИНА, КАК ВСЕГДА, — НЕ ДОПУСКАТЬ УСИЛЕНИЯ ОДНОГО ИЗ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИГРОКОВ»

— Возвращаясь к Собянину, насколько ослабли его позиции после того, как Якушева перевели в полпреды, а Кобылкина — в генсовет ЕР?

— Собянин понес определенные издержки, и, вероятно, это была одна из причин, из-за которой Владимир Путин согласился на такие кадровые перестановки. Ключевая задача Владимира Путина, как всегда, — не допускать усиления одного из политических игроков. Чтобы он не обособился, не почувствовал себя круче батьки. Поэтому господину Собянину, которого Владимир Путин приподнял в апреле – мае, последовательно по разным направлениям подрезают крылья. В том числе два перышка вытащили с помощью кадровых перестановок в ноябре. Это, может быть, не стратегическое и не кардинальное, но все-таки ослабление позиций Собянина.

— К министру транспорта Александру Дитриху были претензии или снова сыграл роль фактор выстраивания вертикали?

— Почему ушли господина Дитриха, большой вопрос, потому что он является стопроцентной креатурой Ротенбергов и со своими задачами справлялся нормально. К нему не было претензий, у него не имелось конфликтов с курирующим вице-премьером, как у министра в строительном блоке. И если бы Дитриха заменила креатура Ротенбергов, а назывался один из замминистров из петербургского дорожного комплекса, то у меня вопросов стало бы еще больше.

— Но Савельева, экс-директора «Аэрофлота», называют самой спорной фигурой в прошедшей ротации. По каким соображениям была выбрана его кандидатура? Насколько велика вероятность того, что он станет отдавать приоритет воздушному транспорту?

— То, что представителя дорожного лобби заменил представитель авиационного, можно расценивать так, что задачей господина Савельева на этом посту будет не дать авиационной отрасли загнуться в условиях пандемии.

Видимо, лоббисты авиационной отрасли смогли доказать, что им стратегически необходимо присутствие своего человека на посту министра, чтобы не убить отрасль. Тогда все схемы принятия решений по дорожному строительству, выделение финансирования пойдут в обход нового министра. Господин Савельев в качестве модератора транспортных проектов и связанных с ними финансовых потоков — это очень трудно представить. А деньги на дорожное строительство и в рамках нацпроектов, и по другим направлениям выделяются колоссальные. Вопрос в том, кто это будет в правительстве курировать, по каким схемам. Дитрих-то был абсолютно на своем месте. И с точки зрения аппаратных раскладов он всех удовлетворял и по профессионализму, и с точки зрения отсутствия конфликтов с профильными чиновниками.

— А почему Дитрих отказался стать губернатором Белгородской области? Он считает это понижением, без того достаточно богат или не имеет нужной квалификации? Или же правы те, кто говорит, что должность губернатора ввиду начинающегося трансфера власти все более «расстрельная»?

— То, что Дитриху предлагали пост губернатора Белгородской области, свидетельствует о чрезвычайном характере этой отставки. Складывается впечатление, что когда стало ясно, что Дитриху необходимо уйти, то нужно было его куда-то пристроить. Потому что претензий к нему нет и на улицу его нельзя выставить. И вот, пожалуйста, пост губернатора вроде бы богатой области. Но сельскохозяйственный регион не профиль Дитриха. Уж лучше было бы его направить на пост вице-мэра Москвы, строить дороги в интересах тех же Ротенбергов.

Если вообще брать губернаторский пост, то у нас эта должность «сверхрасстрельная» с 2015 года, когда арестовали сразу несколько действующих губернаторов. И очень часто возникают проблемы с тем, что глав регионов не меняют не потому, что к ним нет претензий, а потому, что нельзя найти адекватного сменщика не из региональной элиты. В регионах всегда есть желающие из местных, но нужна свежая кровь. А из Москвы, тем более из правительства, вряд ли много тех, кто согласится вливаться на таких условиях. Когда жестко контролирует федеральный центр по социально-экономическим показателям, а сейчас еще и по ковиду, когда силовики поджимают и каждую подписанную бумажки будут 10 раз изучать на предмет возбуждения уголовного дела. Тем, у кого есть лучший вариант, идти на губернаторский пост в современной России точно никакого интереса нет. То, что Дитрих от такого варианта отказался, удивления не вызывает. Это закономерно.

«Но слухи о том, что он станет преемником, маловероятны, и Сечин не претендует на этот пост, он прекрасно понимает, что у него нет шансов стать преемником, у него слишком много оппонентов в элите»«Но слухи о том, что он станет преемником, маловероятны, и Сечин не претендует на этот пост, он прекрасно понимает, что у него нет шансов стать преемником, у него слишком много оппонентов в элите»Фото: © Валерий Мельников, РИА «Новости»

«СЕЧИН ПРЕКРАСНО ПОНИМАЕТ, ЧТО У НЕГО НЕТ ШАНСОВ СТАТЬ ПРЕЕМНИКОМ, У НЕГО СЛИШКОМ МНОГО ОППОНЕНТОВ В ЭЛИТЕ»

— Чем объясняется перемещение министра энергетики Александра Новака в кресло 10-го вице-премьера?

— Эта ротация тоже вызывает определенные вопросы. Нужно смотреть, как господин Новак будет выстраивать отношения с новым министром. Новак был на своем месте, единственное, что он не лоббировал в одностороннем порядке интересы только «Роснефти». Он более сложную политику вел. А что касается вопроса о его весе и статусе как переговорщика, когда говорят о том, что он зарекомендовал себя переговорщиком международного уровня весной во время истории с ценами на нефть, следует понимать, что Новак выступал даже не оператором, который обладает определенной свободой тактических действий. Новак в истории с нефтяными ценами выступал просто передаточным звеном. Принципиальные решения принимал Владимир Путин. Не господин Сечин, как принято писать в телеграм-каналах, а Путин. Сечин мог оказать влияние на принятие такого решения, но все основные решения, связанные с переговорами в марте, и позиция, которую нужно было озвучить на этих переговорах, поднимал лично Владимир Путин. А Новак выступал исключительно технической передаточной инстанцией. Говорить в разрезе мартовского кейса о нем как о переговорщике международного уровня вряд ли можно.

Почему его повысили? Если ориентироваться на господина Сечина, то его бы устроила комбинация, при которой Новака вообще куда-то убрать за пределы Белого дома, а поставить Шульгинова. Но поскольку Владимир Путин привык платить по счетам, а Новак зарекомендовал себя как очень исполнительный чиновник, то выставлять его за пределы Белого дома было бы слишком. Поэтому его повысили до вице-премьера. Вопрос в том, как станет выстраиваться личностная и бюрократическая коммуникация между Новаком и Шульгиновым. Как бы там не возникла ситуация, как в стройкомплексе в начале года между Хуснуллиным и бывшим министром Якушевым.

— Новый глава минэнерго Николай Шульгинов — по образованию электроэнергетик и всю жизнь работал в электроэнергетике. Значит ли это, что в нефтяных вопросах он будет сильно зависеть от своих советников по данной сфере? Следует ли ждать еще большего усиления «Роснефти» в связи с тем, что Шульгинова называют креатурой Сечина?

— Считается, что Шульгинов — креатура Сечина. Но ходят слухи, что у Сечина сейчас интересы вообще глобальные в контексте транзита, что он хочет отойти от экономики и «нефтянки» и стать вице-премьером по силовым структурам, чтобы курировать всех силовиков. С точки зрения транзита политсистемы, это будет ключевая должность, так как власть намерена контролировать процесс транзита с помощью силовиков. И здесь уже не важно, что будет контролировать креатура Сечина — только «нефтянку», электроэнергетику или что-то еще.

Если брать контекст не следующего года, когда ожидается транзит, а конец текущего, когда масштаб изменений более мелкий, то можно порассуждать, а зачем назначили Шульгинова на пост главы минэнерго. Он же энергетик. Либо господин Сечин хочет его переориентировать на «нефтянку», либо у него масштабные планы по экспансии в электроэнергетическую отрасль. Тем более что бывший куратор энергетического комплекса Борисов согласился пересмотреть реформу Чубайса в электроэнергетической отрасли, в результате чего позиции государства будут усиливаться. Может, Шульгинова и взяли министром, чтобы он в энергетической отрасли нарастил интересы государства, то есть господина Сечина.

— Сечина меж тем вообще прочили в преемники.

— С Сечиным ситуация какая была? Еще до публикаций об «особых обстоятельствах» Владимира Путина, у элитных групп имелся транзитный настрой. Осторожно и ваш покорный слуга намекал на такой настрой и «особые обстоятельства» президента в более ранних интервью «БИЗНЕС Online» — летом и даже весной, когда они только начали циркулировать в самых высших слоях элиты. Этот настрой еще не был так ярко выражен, но президенту стало нужно контролировать ситуацию. Поэтому в сентябре – октябре, скорее всего, с подачи самого президента был вброшен слух, что Сечин — это преемник. Как в свое время про Собянина вбрасывали и про некоторых других игроков.

Владимиру Путину это нужно было для того, чтобы поменять повестку, чтобы элиты не начинали «рыскать глазами по сторонам», а сфокусировались на Сечине и дружно начали его топить, бегая к тому же президенту. Подобное задало тот формат межэлитной коммуникации, который нужен Путину: элиты не рыскают глазами в поисках того, кому бы можно было переприсягнуть вместо президента, и начинают реализовывать компромат на Сечина. И эта задумка удалась. Сечин свою роль отыграл хорошо. Демонстрировал амбиции, транслировал своему окружению всякие намеки. Но слухи о том, что он станет преемником, маловероятны, и Сечин не претендует на этот пост, он прекрасно понимает, что у него нет шансов стать преемником, у него слишком много оппонентов в элите. Так же, как большинство в элитах является оппонентами Шойгу, которого летом сватали в преемники.

Владимир Путин не пойдет на то, чтобы назначить преемника, против которого настроены практически все элитные группы. Кандидатуры Шойгу или Сечина непроходные. Тут нужна более нейтральная фигура. Типа Медведева или Мишустина.

«НЕТ, У КУДРИНА НЕТ ПРЕЗИДЕНТСКИХ АМБИЦИЙ»

— Насколько вероятно, что на должность премьера могут назначить Алексея Кудрина или хотя бы ввести его в правительство на другую позицию?

— В условиях приближающегося транзита произойдет и смена премьер-министра. И господин Кудрин это прекрасно понимает. Кто-то говорит, что он претендует на статус преемника. Нет, у Кудрина нет президентских амбиций, но у него есть ярко выраженные премьерские. Он чувствует, что приближается точка бифуркации, что в ближайшее время будет приниматься решение по будущему премьер-министру, и демонстрирует с помощью своих инициатив, медиавыходов, что у него есть комплексная программа как у премьер-министра и он готов взяться за улучшение текущей социально-экономической ситуации, что принципиально важно в рамках действующей политсистемы. Его адресатом является Владимир Путин и бенефициары в элите, которые боятся изменений, готовность улучшения социально-экономической ситуации без изменения политической рамки. И задержание аудитора Михаила Меня в данном контексте выглядит как явный сигнал Кудрину со стороны тех элитных групп (преимущественно силовых) умерить свои премьерские амбиции и активность. Впрочем, и предполагаемая аппаратная близость Меня к Дмитрию Медведеву могла сыграть свою роль.

— Почему не произошло отставки Сергея Лаврова, о чем много говорили в последнее время и на место которого прочили в том числе Сергея Нарышкина?

— Это подтверждает ту версию, что перестановки, которые произошли 9 ноября, — всего лишь маленький и далеко не самый принципиальный кусочек перестановок, который готовится. Реально масштабные перестановки, которые затронут и финансово-экономический блок, и международный, и силовой, предварительно запланированы на начало следующего года. Там уже возможны и замена Лаврова на Нарышкина или другую фигуру, и других тяжеловесов. Не только и не столько в правительстве. Но все будет зависеть от достоверности слухов об «особых обстоятельствах» Владимира Путина и от динамики и тяжести этих обстоятельств.

— Подытожим: по-настоящему больших перестановок надо ждать уже в ближайшее время, как и большого трансфера, который может быть ускорен из-за состояния здоровья Владимира Путина?

— Транзитная ситуация и транзитные настроения в элите актуальны. Якобы Владимир Путин это все сейчас обдумывает, и в декабре он должен обнародовать представителям ближайшего окружения всю концепцию, формат транзита и его хронометраж. А в начале следующего года, в январе – феврале, он должен это огласить публично. Это все слухи. Но косвенные факты свидетельствуют о том, что пиковый момент существования российской политсистемы за последние 20–30 лет приближается. Если эти ожидания подтвердятся, то формат политической системы изменится кардинально. И уже через несколько месяцев у нас будет повод для более масштабной беседы.