Максим Шевченко: «На мой взгляд, фильм «Дворец для Путина» — никакое не расследование, это визуализация ранее распространенной в сети информации, которая появилась там еще около 10 лет назад» Максим Шевченко: «На мой взгляд, фильм «Дворец для Путина» никакое не расследование, а визуализация ранее распространенной в сети информации, которая появилась там еще около 10 лет назад» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПОД «ДВОРЦОМ ПУТИНА» Я ПОДРАЗУМЕВАЮ ВСЕ ДВОРЦЫ, КОТОРЫМИ ЗАСТРОЕНА НАША СТРАНА НА ФОНЕ БЕДНЫХ И РАЗОРЕННЫХ ИЗБ»

— Фильм Алексея Навального «Дворец для Путина», как говорят в таких случаях, взорвал интернет: больше 56 миллионов просмотров за первые три дня. Для сравнения: один из предыдущих бестселлеров от оппозиционера «Он вам не Димон», посвященный Дмитрию Медведеву, набрал 38 миллионов просмотров. Но на фоне этого успеха напрашивается вопрос: а почему Навальный так долго шел к тому, чтобы начать разоблачать самого Владимира Путина? Жертвами его обличений были и Дмитрий Песков, и Владимир Якунин, и Вячеслав Володин, и Сергей Шойгу, и Виктор Золотов, мечтавший вызвать главу ФБК на дуэль. А вот Путин — только сейчас. Почему? Или обстановка — в связи с избранием Джо Байдена президентом США — сложилась самая благоприятная? И теперь можно расследовать деятельность «великого и ужасного»?

— На мой взгляд, фильм «Дворец для Путина» никакое не расследование, а визуализация ранее распространенной в сети информации, которая появилась там еще около 10 лет назад благодаря журналистам «Новой газеты», «Фонтанки», The New Times и прочих. И это фильм не столько о самом президенте, сколько про всю эту «королевскую рать», чьи лица мы видим всплывающими с экрана. А вот ролик «Он вам не Димон» являлся действительно расследованием, и он был посвящен именно Дмитрию Медведеву. Что до Путина, то и раньше Навальный его постоянно упоминал, даже оскорблял и называл бранными словами. На мой взгляд, это эмоционально радикализирует позицию политика, делает ее более острой. Глава фонда борьба с коррупцией (ФБК, организация признана в России иностранным агентом — прим. ред.) бьет по эмоциям и не претендует при этом на детальное изучение вопроса. Мы видим в 3D визуализацию грандиозного дворца под Геленджиком, про который тем не менее до конца не доказано, что он именно путинский. Там есть окружение президента и его родственники, но не сам Путин. Поэтому под «дворцом Путина» я лично для себя подразумеваю все те дворцы, которыми застроена наша страна на фоне бедных, разоренных, нищих изб и ветхих хижин.

— Однако во всех остальных видео Путин присутствует, но на вторых или даже третьих ролях. А вот сейчас, наконец, первая.

— Я не думаю, что Байден тому причиной. Скорее, то отравление, которое не было доведено до конца. На этот счет может быть две версии. Либо люди, которые хотели убить Навального, конченные идиоты, и тогда мы их опасаемся так же, как обезьяны с гранатой, либо это какая-то очень хитрая постановка и инсценировка, которую до конца нам понять не суждено. Если оппозиционера хотели убить, но не убили — это одно, а если хотели поставить спектакль — совершенно другое, что мы до конца даже распутать не можем.

Но то, что Алексей Навальный только сейчас пришел к президенту, — это не совсем так. Он давно уже занимается Владимиром Путиным и его окружением.

— Так называемый «дворец Путина» в самом деле не единственный дворец «нового стиля» в России. Мы все хорошо помним дворцовую усадьбу Медведева в Плесе, также отлично известен дворец бизнесменов братьев Васильевых в поселке Вырица Ленинградской области (его называют репликой Екатерининского дворца в Царском селе и судачат, что именно там скрыта настоящая Янтарная комната). Сюда же можно отнести дворцы и особняки Владимира Якунина, Игоря Шувалова, Александра Ткачева, Рамзана Кадырова и прочих. Получается, мы можем говорить о сложившемся классе «новой российской аристократии»? Между прочим, многие из них имеют дворянские титулы, дарованные небезызвестной Марией Владимировной Романовой. В 1990-е и 2000-е годы эта женщина, называющая себя «императрицей всероссийской», много ездила по стране и встречалась с чиновниками разного ранга, оставляя им на память звания — кому графа, кому князя, кому просто дворянина. Но это очень странное дворянство, не состоящее ни в каком родстве с дореволюционным. Что касается того, настоящего дворянства, то оно в ходе революций 1917 года и гражданской войны было фактически уничтожено.

— Дворянство в России не было уничтожено — оно упразднено декретом Владимира Ленина как сословие. Многие дворяне после этого пошли служить советской власти и с честью и достоинством отдали свои жизни за интересы народа. В первую очередь сам Ленин — дворянин (его отец, Илья Николаевич, имел титул действительного статского советника, дающий право на потомственное дворянство,прим. ред.). Или же граф Алексей Игнатьев, ставший генерал-лейтенантом Красной армии и написавший знаменитые воспоминания «Пятьдесят лет в строю». Можно привести и другие примеры — поэтому я бы не сказал, что дворянство в те времена было уничтожено. Просто упразднено сословное деление общества, поскольку оно — с точки зрения нового времени и тех сил, что взяли ответственность за страну, — больше не имело никакого смысла. Оно институализировало неравенство между людьми еще на уровне рождения. Если ты рождался в одной семье, у тебя было больше прав и возможностей, а если в другой — то меньше. Смыслом советского проекта стало установление социального равенства, и причин дальше называться дворянами или купцами не осталось, поскольку все оказались гражданами единого общего дома для всех, для образованных и необразованных, для выходцев из крестьянства и из аристократии.

Однако все изменилось после смерти Иосифа Сталина и, стало быть, после окончания советского проекта, который умер вместе с ним, а также в связи с Тбилисским и Новочеркасским расстрелами, которые организовали Хрущев и его камарилья (первый расстрел случился в столице Грузинской ССР в марте 1956 года и был направлен против сторонников Сталина, среди которых оказалось много молодежи и студентов, которые протестовали против хрущевского доклада «О культе личности и его последствиях». Второй инцидент произошел летом 1962 года в Новочеркасске — были убиты рабочие, протестовавшие против повышения цен, прим. ред.). Это знаменовало собой переход к хрущевско-брежневскому госкапитализму, при котором партноменклатура становилась новой буржуазией, новым привилегированным управленческим слоем и при этом заявляла о принципах мирного сосуществования и конкуренции социализма с капитализмом, что уже являлось полным абсурдом, поскольку сами принципы экономического и социального бытия в данных двух формациях являлись онтологически разными. Потому, на мой взгляд, советская партноменклатура уже тогда готовила переход к открытому капитализму — если не при них, так при их детях. Они планировали превратить себя в хозяев и господ, воспользовавшись своим привилегированным положением руководителей, и обеспечить себе хорошее, безбедное, а в иных случаях и фантастически богатое бытие, восстановив в стране принцип неравенства.

Я прекрасно помню все эти разговоры, которые велись в конце 1990-х и начале 2000-х, чтобы обосновать уже свершившийся переход, преобразование номенклатурного слоя в «расу господ». Тот же господин Владислав Сурков — на мой взгляд, разительно отличавшийся от остальных кремлевских обитателей — позволял себе разного рода философские упражнения, приглашая в Россию современных западных мыслителей (по-моему, он даже успел привезти в Россию Фридриха фон Хайека, австрийского политического философа). Смыслом всего этого был поиск некоего идейного обоснования, почему бывший советский бомонд теперь выступает в новой для себя роли. Просто объявить о том, что «советская власть оказалась ошибкой, а сейчас мы ее исправили», они не решались. Да, они проборматывали такое, но не говорили во весь голос — еще оставались живы советские поколения и те же ветераны войны, о которых они якобы так пекутся и которые жертвовали своими жизнями и судьбами ради советской власти. При этом я не спорю, что рядом с той войной находилась и другая реальность, в которой жили герои «Прокляты и убиты» Виктора Астафьева — жизнь вообще штука непростая и не мазана одной краской. Однако те поколения, которые еще застали войну, выросли и вошли в зрелость при СССР, наверняка бы возмутились философемам об ошибочности всего советского. Поэтому управленцы 1990-х годов нагло обманывали народ: делая вид, что они являются правопреемниками советского проекта, на самом деле устанавливали в стране жесткую систему социального, сословного, экономического и политического неравенства. Главным принципом при этом было объявлено само существование государства Российского — как некоего ковчега, в котором сосредоточены все смыслы и цели новой реальности.

«Когда Владимир Путин ругает «либералов», он озвучивает коллективные кремлевские мысли. Под «либералами» российский президент и его команда, как мне думается, понимают вовсе не трансвеститов с геями или лесбиянками» «Когда Владимир Путин ругает «либералов», он озвучивает коллективные кремлевские мысли. Под «либералами» российский президент и его команда, как мне думается, понимают вовсе не трансвеститов с геями или лесбиянками» Фото: kremlin.ru

«КАК БЫ ОНИ НИ КОРЧИЛИ ИЗ СЕБЯ РУССКУЮ ПРАВОСЛАВНУЮ МОНАРХИЮ, НА ДЕЛЕ МЕЧТАЮТ О ХОРОШЕМ И ВЕСЕЛОМ ЕВРЕЙСКОМ РАЗГУЛЯЕ»

— Смысл власти — в самой власти, как говорили герои «1984» у Оруэлла.

— Новую власть можно было воспринимать как угодно — как государство, как акционерное общество, как некий принцип. И лояльность этому государству — именно лояльность — определяет то или иное положение человека в обществе. Если ты лоялен, то у тебя будут определенные материальные блага в зависимости от твоего статуса: зарплата в конверте или же без него, возможность уходить от налогов, открыть большой бизнес и прочее. И они считают (и на самом деле так думают), что создали иной принцип организации социума, который является антитезой по отношению к так называемому «либеральному миру». Когда Владимир Путин ругает «либералов», он озвучивает коллективные кремлевские мысли. Под «либералами» российский президент и его команда, как мне думается, понимают вовсе не трансвеститов с геями или лесбиянками. Выпады против сексуальных меньшинств — это просто мелкие девиации, тем более что сама российская элита полна «голубыми» и «розовыми», извращенцами обоих полов и погрязла в совершенном разврате (об этом есть масса свидетельств, которые, я думаю, будут обнародованы рано или поздно). Полагаю, что под «либералами» они подразумевают сторонников принципа равенства — свободы для всех и права для всех. В том числе и такие буржуазные права, которые, на мой взгляд, не отвечают принципу равенства, как, допустим, буржуазные выборы, парламентаризм. Все это они объявили «либерализмом», ложью. Поскольку это может лишить их власти.

Кстати, я полагаю, что они все-таки прочитали статью Константина Победоносцева «Великая ложь нашего времени» об иллюзиях и миражах парламентской демократии. Уж не знаю, кто им ее принес — может, Александр Дугин (хотя вряд ли он стал бы серьезно к этому относиться), а может, Павел Данилин или Ефим Островский (современные российские публицисты и политтехнологи — прим. ред.). «Ага, — вероятно, сказали себе в Кремле, — значит, парламентаризм — это ложь, да еще и величайшая. А что же тогда правда?» «А правда, — рассудили они, — это консервативное сословное общество, где богатые богаты, а бедные — перманентно бедны». При этом богатые гуманизируются и заботятся о тех, кто ниже их, создают для них рабочие места и гуманитарные фонды, поздравляют их с Крещением и Рождеством и прочее. Но сама система неравенства, при которой существуют некие закрепленные по праву рождения преимущественные позиции в обществе, обеспечивающие богатство, власть и статус, — незыблема. Это правильная система, с их точки зрения. И отход от подобных норм жизни, который случился в России в конце XIX века с развитием освободительного движения, — это и есть главная историческая ошибка. И теперь они стремятся вернуться в «Россию, которую мы потеряли», как говорил режиссер Станислав Говорухин (снявший в 1992 году фильм с таким названием), и старательно такую Россию реконструируют. Но это, конечно же, постмодернистская реконструкция. В этой новой «империи» они делают себя аристократией — не по праву крови, или моральному, или же юридически, а по праву силы. Сила решает все. А кто возражает, тому отворачивают голову — травят, убивают, сажают в тюрьму или изгоняют из страны. Они защищают свои интересы, свое гнездо.

За эти 30 лет они превратили сложную и богатую русскую жизнь, которая мучилась вечными вопросами свободы и нравственной ответственности, в очень простую и плоскую схему. Прежняя аристократия рефлексировала по поводу того, хорошо ли владеть людьми и по праву ли они рождены дворянами, учатся в лицеях и пажеских корпусах, а крестьянские дети в то же время не получают образования и ходят в лес за дровами. Этим мучились Александр Пушкин, декабристы, Николай Некрасов, Достоевский, Толстой и другие русские замечательные и великие люди. Но нынешняя элита полностью сняла такую моральную парадигму. В их понимании нет никакой морали, а есть только сила и целесообразность. А все эти дурацкие размышления о нравственности и справедливости никому не нужны, они только отвлекают солидных господ от радостей жизни.

В принципе, эти господа являются извращенным воплощением доброго еврейского принципа «Лехаим» (в переводе с еврейского — «за жизнь», традиционно используется как тост во время еврейских праздников уже на протяжении 2 тыс. лет — прим. ред.). Как бы они ни корчили из себя русскую православную монархию, на деле мечтают о таком хорошем и веселом еврейском разгуляе. Кстати говоря, я очень хорошо отношусь к еврейскому народу, но не могу не заметить: главный еврейский заздравный тост «Лехаим» наша нынешняя элита очень полно воплотила в Российской Федерации в оправдание своей пошлости, да еще под видом православия. Все это выглядит очень забавно даже в своих эпизодах — к примеру, как глава МИД РФ Сергей Лавров учит православию вселенского патриарха Варфоломея и в то же время именует святейшего чуть ли не агентом американской разведки. Но им все равно — им плевать на имидж, на мораль. Они прекрасно знают, что сила у них и что они могут защитить свое имущество. А у сильного, как говорится, всегда бессильный виноват.

Моя главная претензия ко всем ним в том, что они уничтожили богатство русского духа, русской культуры и русской истории. Содержанием всей предыдущей русской истории была борьба за справедливость, за свободу, солидарность и развитие. Эти четыре слова, которые так удачно складываются в аббревиатуру СССР, двигали поступками людей образованных классов, они имелись в менталитете крестьянства, которое уходило в раскол, в бега или в секты, и они же подталкивали православных священников на революционный путь ради поиска истины. Все, что было в нашей великой, прекрасной и одновременно страшной истории, они превратили просто в мещанские дворцы с золотыми купидонами, с шестами для стриптизерш, с багровыми и золотыми канделябрами и кальянными. Вот и все. Как писал в свое время русский философ Василий Розанов: «Зрелище Руси окончено. „Пора надевать шубы и возвращаться домой“. Но когда публика оглянулась, то и вешалки оказались пусты; а когда вернулись „домой“, то дома оказались сожженными, а имущество разграбленным. Россия пуста». А сейчас, я считаю, всю многообразную русскую историю они превратили в туалетный ершик за 60 тысяч рублей. Но этот своей ершик они будут защищать до последней капли крови, потому что они глубокие мещане — невежественные, необразованные, лишенные малейшей духовной составляющей и готовые за чечевичную похлебку продать свое первородство. Они это и сделали: они отдали первородство русской и советской истории в обмен на собственные «золотые» туалетные ершики и чечевичную похлебку, которая для них воплощается в дворцах. Вот об этом в своем последнем фильме «Дворец для Путина» нам рассказал Алексей Навальный. Хотя мы и так об этом знали — как я уже упоминал, рассказы о «дворце Путина» под Геленджиком ходят уже около 10 лет. Но Навальный все это обобщил и визуализировал.

«Сам фильм начинается с фразы: «По приказу Владимира Путина Навальный был отравлен…» Но это — никем не доказано, это облыжное обвинение и предположение Алексея Навального» «Сам фильм начинается с фразы: «По приказу Владимира Путина Навальный был отравлен…» Но это никем не доказано, это облыжное обвинение и предположение Алексея Навального» Фото: © Michael Kappeler / dpa / www.globallookpress.com

«ЭТО НЕ КОНФЛИКТ НАВАЛЬНОГО И ПУТИНА. ЭТО КОНФЛИКТ МЕЖДУ ДВУМЯ ПРОЕКТАМИ БУРЖУАЗНОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ»

— Фильм Навального, несмотря на свою цельность и наступательный пафос, изобилует неточностями. К примеру, главой тамбовского ОПГ Навальный почему-то называет Геннадия Петрова, хотя всему журналистскому сообществу известно, кого в «бандитском Петербурге» именовали «ночным губернатором» и кто сейчас сидит в тюрьме — видимо, без возможности когда-нибудь выйти на свободу. Я бы на месте Владимира Кумарина обиделся и наведался к Навальному по-соседски…

— Знаете, я никому не пожелаю быть на месте Кумарина или Кума, как его называли в определенных кругах. Что до неточностей — да, сам фильм начинается с фразы: «По приказу Владимира Путина Навальный был отравлен…» Но это никем не доказано, это облыжное обвинение и предположение Алексея Навального. Вряд ли у него найдутся доказательства, что президент мог отдать такой приказ. Однако глава ФБК говорит об этом как о свершившемся факте. Но это неправда. Понятно, что это уже не журналистика, а политическая пропаганда и информационная война, в которой никто не заморачивается доказательствами.

— Выступая на этой неделе в Госдуме, Владимир Жириновский обронил о Навальном фразу: «Он один с нами борется». Но, мне кажется, Владимир Вольфович лукавит в преддверии дня митингов в защиту главы ФБК.

— Меня, в принципе, поразила реакция Госдумы, когда они обсуждали Навального. Я считаю, что это демонстрация лояльности всех партий, включая КПРФ, в адрес существующей системы. Просто все лидеры фракций разом стали членами Госсовета, а тот вместо обеих палат парламента, видимо, обернется главным органом принятия решений и законов, в согласии с новой Конституцией. Все лидеры думских фракций оказались частью системы номенклатурного сословного российского государства. Поэтому они в унисон все объявили Навального инструментом влияния вражеских разведок. Геннадий Андреевич Зюганов сообщил о четырех разведках, но назвал только три: ЦРУ, британскую и немецкую. Кто же четвертая? Могу подкинуть версию Геннадию Андреевичу. Возможно, четвертая — это СВР РФ? Также поражает метафора «второй раз послан из Берлина». А кто был первым? Ленин, что ли? Мне как-то не хочется верить, что для лидера российских коммунистов сравнение с Лениным может быть негативным.

Что до слов Жириновского, то Навальный не сам по себе одиночка — я бы назвал его голосом городской буржуазии, для которой все это сословное общество абсолютно враждебно — и классово, и политически. Это не личный конфликт Алексея Навального и его друзей с одной стороны и Владимира Путина и его команды с другой. Подобный конфликт, кстати, имел место и в царской России, где класс буржуазии стоял за партией кадетов — наиболее радикальной буржуазной партийной организацией — или же за партией октябристов, которая, будучи более лоялистской, тоже оказалась недовольна режимом и требовала перемен. Сословное общество закрепляет в руках определенной касты рыночные преимущества — например в руках чиновников и членов их семей. Эти рыночные преимущества определяются не ловкостью и одаренностью человека в торговых и экономических делах, а лишь его лояльностью. Одна часть буржуазии добивается успеха за счет своей оборотистости и ума, а другая — за счет близости к первому лицу. И тогда «оборотистая» предъявляет претензии к лояльной: ваши капиталы-де нажиты не потому, что вы инвестируете правильно или знаете тренды, а потому, что вы экономику всей страны превратили в личную кормушку. И доступ к такой кормушке вам обеспечен, потому что вы говорите «правильные» слова и рождены в «правильных» семьях.

Таким образом, это не только конфликт Навального с Путиным. Это конфликт городской и, если угодно, либеральной буржуазии, стоящей на позициях свободного рынка, и системы сословного, феодального, бюрократического государства, которое в то же время, безусловно, использует в своих интересах идею капитализма и имеет очевидные преимущества, исключающие свободную конкуренцию. Претензии буржуазии к чиновному сословию в том, что они получают контракты не потому, что разрабатывают лучшие проекты, а потому, что близки к Путину. Кстати, Навальный постоянно упоминает семью Ротенбергов, особенно Аркадия Ротенберга, который фактически является управляющим страной от имени президента.

«Навальный постоянно упоминает семью Ротенбергов, особенно Аркадия Ротенберга, который фактически является управляющим страной от имени Путина» «Навальный постоянно упоминает семью Ротенбергов, особенно Аркадия Ротенберга, который фактически является управляющим страной от имени Путина» Фото: kremlin.ru

— Этакий русский вариант Ротшильдов. Тем паче фамилии созвучны.

— Не совсем. Натан Ротшильд все-таки инвестировал деньги в поражение Наполеона под Ватерлоо. Богатства Ротшильдов, согласно семейной легенде этого клана, были получены благодаря тому, что он первым узнал о проигрыше непобедимого Бонапарта, в то время как все остальные игроки на бирже оставались убеждены в обратном и продавали свои акции по дешевке, а ротшильдовские агенты их скупали. А во что инвестировал Ротенберг? Здесь, как мне представляется, нет никаких инвестиций, а есть давнее знакомство с «первым лицом», хождение в одни дзюдоистские залы, совместное времяпровождение и дружба, ведущая свое начало с питерских улиц. Вот какие претензии формулирует Навальный и те, кто его поддерживает. Они как бы говорят: «Вы загоняете нас в тесные рамки, не позволяете нам развиваться, вы отняли у нас возможность больших проектов и больших денег, вы не даете нам доступа к такому богатому пирогу, которым является Россия, вы узурпировали право первой дегустации пирога, равно как и пожирания его. Что же остается нам? Мы должны питаться объедками?» По сути, это спор двух видов управленческого класса — буржуазного, который хочет основать свою власть на наличии свободного капитала и на его обороте, и другого управленческого класса, феодального, который не прочь зарабатывать на рынке, но при этом желает зафиксировать свое преимущественное положение. Иначе говоря, это конфликт между торговцами и «смотрящими» за рынком. Между предпринимателями, которые приходят на рынок работать, и силовой «крышей», которая приходит сюда, чтобы снять свою дань.

— Хорошо, а если мы вспомним исторические примеры? Кто стоял за Лениным, кто давал ему деньги? Старообрядцы, купцы, либеральная интеллигенция, Парвус… А кто содержит Навального и его боевое крыло?

— То, что Александр Парвус-Гельфанд якобы давал деньги Владимиру Ленину, — это легенда. На самом деле революционер отказывался даже встречаться с ним. И именно потому, что Парвус был просто откровенным агентом германского генштаба. Конечно, до 1914 года они общались, но тогда была совершенно иная история.

— Еще бы: Парвус — друг и соратник Льва Троцкого. Но можем ли мы визуализировать тех, кто дает деньги Навальному?

— В отдельных чертах это известно. К примеру, в ФБК переводились деньги от руководства «Норникеля». Плюс Навальный сам говорил о господине Зимине, бизнесмене и сыне создателя «Билайна» (кстати, Зимины — потомки старообрядческого купеческого рода из Иркутска — прим. ред.). Назывались и другие крупные компании, которые жертвовали средства в ФБК. Так что это совсем не американская разведка. Но мы говорим о людях, которые в России находятся даже не одной ногой, а одним мизинцем одной ноги, а в целом вращаются в большом мире. Где ты или являешься раджой, увешанным бриллиантами и приехавшим из Раджастхана, каким-нибудь Жаном Бокассой (президент, а затем и император ЦАР с 1966 по 1979 год, после жил в эмиграции во Франции прим. ред.), и тебе все подносят шампанское, но при этом смотрят через губу, или же ты являешься респектабельным бизнесменом из Сохо. Но если ты респектабельный бизнесмен, то должен показать, что да, в твоей стране есть свой Бокасса и сословное правление, однако ты к этому не имеешь никакого отношения.

Понятно, что «навальнизм» поддерживает та часть российской буржуазии, которая делает ставку на свободный бизнес свободного мира, и это объяснимо. В принципе, никакой политики, исходящей из чистой этики, в буржуазном мире не существует. В основе любой буржуазной политики — экономический или рыночный интерес. Это надо четко понимать. Потому это еще и конфликт между теми, кто финансирует деньги в капитал свободных глобальных рынков и которым по большому счету плевать на сословные различия, и теми, кто получает свое положение по праву принадлежности к сословию. Это конфликт между двумя проектами буржуазного развития России: феодально-буржуазного и олигархически-буржуазного.

«С приходом Джо Байдена на пост 46-го президента США международная ситуация уже поменялась — причем, очень сильно» «С приходом Джо Байдена на пост 46-го президента США международная ситуация уже поменялась — причем очень сильно» Фото: © Al Drago - Pool via CNP / Consolidated News Photos / www.globallookpress.com

«НЕДАРОМ В ДНИ АРЕСТА НАВАЛЬНОГО С ТЕЛЕЭКРАНОВ ДЕМОНСТРИРОВАЛИ ОКРОВАВЛЕННЫЕ ТЕЛА НЕКИХ УНИЧТОЖЕННЫХ В ЧЕЧНЕ ТЕРРОРИСТОВ»

— Вернувшись в Россию и угодив прямо из Шереметьево в тюрьму, Навальный назвал это своим абсолютно рациональным выбором. Он сидит под арестом, но при этом атакует с помощью заранее заготовленных еще в Германии видео. Я думаю, что фильм «Дворец для Путина» не последний патрон в этом загодя скопленном арсенале и что вскоре последуют и другие залпы. Но разве это обеспечит победу? На что рассчитывают «навальнисты»? На изменение международной ситуации?

— С приходом Джо Байдена на пост 46-го президента США международная ситуация уже поменялась — причем очень сильно. И уже новый госсекретарь США Энтони Блинкен говорит о России как о вызове и допускает другие высказывания, которые не оставляют сомнений, что американцы до конца не перестанут бороться с «Северным потоком – 2». Якобы потому, что Путин арестовал Навального, а на самом деле по совсем другой причине: чтобы Германия и вместе с нею Европа не получили энергонезависимости, которая лежит в основе политической и военной независимости Старого Света. Это борьба уже не против Путина, а против Европейского союза, который основывается на германо-французском сотрудничестве. А путинская Россия в этом контексте просто играет роль сырьевого придатка, на который проще давить, чтобы создать проблемы для главного оппонента Штатов, каковым является континентальная Европа. Германо-европейский или же германо-китайский континентальный союз для американцев — вещь абсолютно невозможная. Почему? Потому что любая морская торговля контролируется американцами. А Америка, без всякого преувеличения, владеет морями. Американские флоты размещены во всех важнейших морских акваториях мира — в Индийском и Тихом океанах, в Атлантике. Однако, допустим, сухопутный путь из Китая в Европу, на Ближний Восток, который проходит через территорию Казахстана, России и затем сразу уходит в Европейский союз, Штатами не контролируется. Сейчас, кстати, образовался еще один континентальный коридор: Казахстан, Россия, Армения, Азербайджан, Турция. Сюда же следует включить и Иран — огромная площадка с серьезными покупательскими возможностями. Все это вместе взятое — страшный удар по американской торговле и американскому доминированию. Тем более что оно совпадает с недавним, принятым в ноябре соглашением стран – участниц АСЕАН о создании крупнейшей в мире зоны свободной торговли (АСЕАН — ассоциация государств Юго-Восточной Азии, куда входят Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппины, Мьянма, Лаос и пр. Кроме них, к ноябрьскому соглашению присоединились Китай, Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея и Япония — прим. ред.). Разумеется, американцы обеспокоены созданием такой никак не связанной с их морским владычеством перспективой.

Тем не менее понятно, что Путин и Россия — слабейшее звено в этом континентальном коридоре. Сословное государство, каковым является РФ, крайне легко обвинить в коррупции, в нарушении прав человека, крайне легко обрушиться на него всей мощью политических и медийных ресурсов Запада, чтобы заклеймить как нарушителя всех законов — божеских и человеческих. Я думаю, что такой конфликт понятен и в какой-то мере даже предсказуем, и Алексей Навальный как человек разумный вполне рассчитывает на его разворачивание. При этом я подчеркиваю, что Навальный — человек очень храбрый: возвращаясь в Россию, он не мог не понимать, что будет тотчас же арестован. Но волна, вызванная его арестом, уже поднимается на Западе: Европарламент требует от ЕС остановить строительство «Северного потока – 2» и ввести антироссийские санкции, а вновь избранный президент США Джо Байден отдает распоряжение спецслужбам разобраться в отравлении Навального.

— Неужели этой волны будет достаточно, чтобы на ее гребне Навальный триумфатором покинул тюрьму?

— Глава ФБК также наверняка надеется, что огромные массы людей в России выйдут на улицы в его поддержку, в том числе в нынешнюю субботу, когда по всей стране заявлены митинги. Но тут, мне кажется, он заблуждается. Я думаю, что на митинги придет немало людей, но вряд ли это будет критическая масса, подобная февралю 1917 года. Думаю, что Навальный рассчитывает и на синхронный демарш Запада в его поддержку — на уровне санкций и заявлений. Однако он явно переоценивает значение подобного западного санкционного демарша для российской элиты. Современная российская элита — это вовсе не идиоты, которые сидят, ждут и боятся. Безусловно, часть нашей буржуазии, в том числе номенклатурной буржуазии из путинского окружения, очень опасается западных угроз, потому что они перевели на Запад свои капиталы и не хотели бы их потерять. Тем самым Навальный, конечно же, пытается спровоцировать конфликт внутри путинской команды. Но на митинги и санкционные демарши Путин и его компания, скорее всего, ответят усилением угроз и репрессивных мер. Вспомните: недаром в дни ареста Навального главной новостью российских телеэкранов было уничтожение некоего бандподполья в Чечне (6 боевиков из банды Аслана Бютукаева), о котором рапортовал сам «пехотинец Путина» Рамзан Кадыров. Нам демонстрировали их окровавленные тела — по всем телеканалам и информагентствам. Я считаю, что это был месседж, который власть послала всем своим недоброжелателям: дескать, у нас есть силовые ресурсы, и в крайнем случае мы начнем действовать кроваво и не задумываясь.

— Тем не менее реклама субботних митингов в поддержку Навального шла буквально по всем доступным соцсетям, включая даже такую легкомысленную платформу знакомств, как Tinder (популярное и частично платное приложение для мобильных платформ Android и Apple iOS, предназначенное для романтических знакомств. Управляется североамериканской корпорацией Match Group — прим. ред.). Здесь слоган, призывающий на митинги протеста, буквально гласил: «Пойдем вместе погреемся в автозаке».

— На мой взгляд, это совершено нормальная процедура мобилизации протестных ресурсов. Они (организаторы митинговприм. ред.) пытаются заинтересовать своих сторонников и колеблющихся и превратить акции протеста в «хеппенинг», веселый и приключенческий. И в то же время поставить человека перед неким моральным выбором: если ты не идешь с нами, то ты вроде как трус, отстой и ничтожество.

«Они (организаторы митингов) пытаются заинтересовать своих сторонников и колеблющихся и превратить акции протеста в «хеппенинг», веселый и приключенческий» «Они (организаторы митингов) пытаются заинтересовать своих сторонников и колеблющихся и превратить акции протеста в «хеппенинг», веселый и приключенческий» Фото: «БИЗНЕС Online»

— В старые времена запустили бы песню Галича…

— Ну да, «смеешь выйти на площадь в тот назначенный час…» И Алексей Навальный здесь, конечно, слукавил — он заявил, что едва ли не высшим смыслом политики является выход на улицу. Но это либо ложь, либо заблуждение Алексея Анатольевича, хотя мне и трудно обвинить его во лжи, так же как нелегко представить, что он ошибается. Навальный — человек очень образованный, учился политологии в США и должен знать, что смысл политики — это борьба за власть, а выход на улицы — просто инструмент такой борьбы. Что и доказывает вся история уличных протестных акций. Сам по себе выход на улицу — это не более чем жест, массовая постановка, а ее последствия примут на себя и будут что-то для себя решать совершенно другие люди в кабинетах. И ничего другого не произойдет.

Но я спокойно отношусь к подобной дилемме. Лично я выйду на улицу 23 января в поддержку политзаключенных, и мне, поверьте, есть за кого выходить. Первый в моем списке — Николай Платошкин, мой товарищ по взглядам, социалист, коммунист (известный советский и российский дипломат, доктор исторических наук. В начале января 2019 года на своей странице в «Фейсбуке» Платошкин призвал к созданию движения «За новый социализм», после чего стал фигурантом уголовного дела и политическим заключенным — прим. ред.). Сейчас Николай Николаевич лежит с поражением легких в «ковидной» больнице и борется за жизнь. Да, он человек с непростым характером, и я сам не раз с ним спорил. Но если брать современных политзаключенных, включая Навального, то из них Платошкин — самый близкий ко мне по духу. Это человек левых взглядов, член «Левого фронта», патриот. Затем я могу упомянуть дагестанского журналиста Абдулмумина Гаджиева, сотрудника газеты «Черновик», которого судят уже второй год — только за то, что «Черновик» посмел расследовать убийство братьев Гасангусейновых (случилось в августе 2016 года недалеко от поселка Гоор-Хиндах в Шамильском районе Дагестана. Братьям было 17 и 19 лет — прим. ред.). Есть и Расул Кудаев — бывший узник Гуантанамо, признанный узником совести. Он был задержан по следам страшных событий в Нальчике в 2005 году (вторжение групп вооруженных людей, входивших в т. н. «Кабардино-Балкарский джамаат» и «Кавказский фронт ВС ЧРИ» — прим. ред.) и приговорен к пожизненному заключению по абсолютно сфальсифицированному обвинению. Есть и многие другие люди, которые надолго брошены в тюрьмы после пыток, издевательств и ложных обвинений. На их фоне Алексей Навальный лично для меня не является политзаключенным номер один. Но он выступает как фактор актуализации. И я в этот день (как и в другие, естественно) требую свободы политзаключенным, требую гуманизации режима, свободных выборов и допуска к ним.

«Лично я выйду на улицу 23 января в поддержку политзаключенных, и мне, поверьте, есть за кого выходить» «Лично я выйду на улицу 23 января в поддержку политзаключенных, и мне, поверьте, есть за кого выходить» Фото: © Dmitry Golubovich / Global Look Press / www.globallookpress.com

«ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА СЕЙЧАС ОЧЕНЬ ЛЕГКО СДЕЛАТЬ ИСЧАДИЕМ АДА»

— Просматривая новый фильм Навального, поражаешься, как он заранее сужает свою социальную базу поддержки по критериям возраста. Он говорит своим зрителям, рассказывая о 1990-х: «Многие из вас тогда еще даже не родились…» Но, позвольте, в 1990-е годы уже родились те, кому сейчас 25–30 лет, и моложе. К кому же обращается Алексей Анатольевич? К несовершеннолетней «пионерии»? Тогда он сам не более чем провокатор-пионервожатый.

— В своем обращении из зала суда и в фильме он говорит о «проклятом» последнем двадцатилетии. Хотя, конечно же, современная Россия началась 30 лет назад. Даже интересно, что он только путинским правлением ограничивает свалившуюся на нашу страну беду. Следовательно, ельцинское для него и его команды не является такой уж страшной драмой. И подобное еще раз говорит мне о том, что конфликт «навальнистов» и «путинистов» — это на самом деле конфликт двух буржуазий, за которыми стоит два разных буржуазных проекта. В то же время в фильме про дворец оппозиционер упоминает, что путинское окружение вот уже 30 лет вместе. Но он подразумевает только бывшее окружение Анатолия Собчака — дескать, эта криминальная группировка вот уже три десятилетия держится друг за друга.

— В фильме всплывает семейство Юмашевых.

— Да, они всплывают, но почти не персонифицируются. Зато рефреном звучит, что вот эти плохие люди, которые уже 30 лет вместе, построили плохой капитализм. И что, следовательно, надо построить хороший и тогда все будет хорошо. Надо создать капитализм без коррупции, как в Европе. Возникает вопрос: а возможен ли вообще в нашей стране, в которой с 1990-х годов проводились неолиберальные реформы, уничтожающие здравоохранение, науку, образование, жизнь села и малых городов, внутренний рынок путем вступления в ВТО ради интересов крупных корпораций, — возможен ли здесь некоррупционный капитализм в принципе? Возможна ли здесь иная форма рынка, нежели просто поставка сырья на Запад? В своей программе 2018 года Алексей Навальный подробно излагает свои взгляды, и я могу опираться на нее. Алексей Анатольевич считает, что Россия должна занять место в формировании некоей цепочки добавленной стоимости среди постиндустриальной экономики. Может быть, Навальный добросовестно заблуждается, думая, что на Западе проживают сплошь добрые гуманисты, которые прямо спят и видят, что кто-нибудь станет им конкурентом и займет место в цепочке формирования стоимости, и особенно хотят увидеть в этой роли Россию, чтобы она из вполне комфортного для них поставщика сырья (леса, газа, нефти, никеля и прочего) и рынка потребления с деградировавшим и люмпенизированным населением вдруг стала высокоиндустриальной и даже постиндустриальной страной с развитой наукой, системой образования и вплелась в мировую «золотую» гирлянду или цепочку? Может, там еще и конкурсы объявлены на место в такой цепочке? Либералы на подобное обычно отвечают: «Это конкуренция, и нам надо быть конкурентоспособными». Но на это хочется ответить: «Успех в такой конкуренции обычно завоевывается с помощью войны. Никто вас там не ждет — там все места заняты. Той же Южной Кореей или Турцией».

Вот после крушения Советского Союза была возможность занять такое место. Это и сделал Китай. Но советская партноменклатура, превратившись в российскую буржуазию феодального и нефеодального типа, полностью прогуляла данную возможность, предпочтя прямые доходы от разворовывания бывшего нашего совместного богатства. Не зарабатывания на нем, а элементарного разворовывания. Все разговоры про российское постиндустриальное развитие — для лохов. Ни в какой международной цепочке добавленной стоимости Россия не нужна. Она там даже не нужна как транзитный коридор между Китаем и Европой. Уже за саму возможность стать таким коридором Российскую Федерацию будут погружать в бездну, во мрак. Потому что этот коридор ни американцам, ни транснациональным корпорациям не нужен. У них все вложено в глобальные морские перевозки и некоторые другие масштабные планы.

Что касается Навального, то он, да, герой, он бьется за власть, но при этом, как я уже сказал, является выразителем интересов определенного круга буржуазии. На мой взгляд, и та, и другая группы буржуазии — феодально-бюрократическая и либеральная, ориентированная на свободный рынок (назовем ее так), — не представляют интересов страны и народа. Обе эти группы враждебны социальным, культурным, экономическим, национальным интересам российских народов, наших граждан в целом. И обе эти группы неизбежно будут работать на деградацию России и в то же время применять политический террор к населению в том или ином виде. Потому в общем-то, плевать на них всех. Чума на оба ваших дома — как одной буржуазии, так и другой. Я тут занимаю позицию Меркуцио — не считаю, что кто-нибудь из них выражает интересы нашей прекрасной Вероны.

«Что касается Навального, то он, да, герой, он бьется за власть, но при этом, как я уже сказал, он является выразителем интересов определенного круга буржуазии» «Что касается Навального, то он, да, герой, он бьется за власть, но при этом, как я уже сказал, является выразителем интересов определенного круга буржуазии» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Это рисковая позиция, ведь Меркуцио произнес эти слова («Чума на оба ваших дома»), умирая, пронзенный шпагой Тибальта…

— Ничего страшного. «Смерть не страшна, с ней не раз мы встречались в степи», как поется в прекрасной советской песне.

— Можно ли говорить, что Путин и команда его силовиков ориентируются в международном плане на крупный промышленный капитал и Республиканскую партию США, а Навальный и «навальнисты» — на спекулятивный капитал ныне победившей Демократической партии?

— Это не совсем так, это очень относительно. Республиканцы прокляли Дональда Трампа, и даже те республиканцы из никсоновского окружения, которые в РФ в свое время в лице Генри Киссинджера поднимали группу Евгения Примакова — того самого политика и экс-премьера страны, который стал одним из конструкторов путинизма. Именно Примаков является автором идеи о партнерстве суверенной демократии России с американскими республиканцами. Но поражение Трампа и трампизма сильно дискредитировало в глазах американцев саму эту идею партнерского союза с Россией. Я боюсь, что, даже несмотря на все усилия американского политолога Дмитрия Саймса, который на нашем телевидении вел целую программу, это не получится. Хотя Саймс, безусловно, является продолжателем дела Никсона, Киссинджера и в таком качестве поддерживает диалог с наследниками Примакова — Алексеем Пушковым, Вячеславом Никоновым и прочими. Но сейчас это все будет уже немыслимо. Истеблишмент США проклял Трампа, отлучил его от американской «церкви», от американской демократии и от всех прав и свобод. Недаром Джо Байден назвал свою победу победой демократии. Но победой над чем? Над трампизмом. И республиканцы сейчас встали перед выбором: либо стать изгоями, как Трамп, и понести вместе с ним ответственность за погром Капитолия (хотя он и не имеет к этому никакого отношения), или же проклясть 45-го президента Штатов и объединиться с демократами, но уже в конкурентной борьбе за проклятие Путина. Тем более что Владимира Владимировича сейчас очень легко сделать исчадием ада, крайним, enfant terrible — он и Навального сажает, он и коррупционер и прочее.

Кстати, на того же Платошкина американцам наплевать, потому что он коммунист. Даже американский социалист Берни Сандерс, ратуя за Навального, ни слова не сказал про Платошкина. И это, конечно, мой вопрос к товарищу Сандерсу: как это согласуется с его имиджем коммуниста или хотя бы социалиста? Впрочем, это его дело — возможно, он даже ничего не знает про Платошкина.

Так что американцы сейчас постараются солидаризоваться и начнут вешать на Путина все мыслимые и немыслимые грехи. Ему наверняка припомнят и взрывы жилых домов 1999 года, и убийство Анны Политковской, и убийство российских журналистов в ЦАР (Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко, случившееся летом 2018 года), в чем я лично заинтересован — я хочу, чтобы данное преступление было обстоятельно расследовано.

«Если Байден вдруг совсем осунется и вся Америка повезет его на лафете, то Камилла Харрис тут же подхватит, поверьте, политическое лидерство» «Если Байден вдруг совсем осунется и вся Америка повезет его на лафете, то Камала Харрис тут же подхватит, поверьте, политическое лидерство» Фото: © US Joint Staff / via Globallookpress.com  / www.globallookpress.com

«В СВОЕ ВРЕМЯ ГЛАВА КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА ДОГОВОРИЛСЯ ДО ТОГО, ЧТО ОШИБКОЙ БЫЛА ОТМЕНА КРЕПОСТНОГО ПРАВА»

— Но насколько крепок новый хозяин Белого дома Джо Байден, который претендует стать символом примирения американцев? Человеку 78 лет, говорит он, заикаясь, и руки у него трясутся.

— Зато Камала Харрис, новый вице-президент США, — крепкая, спортивная и подтянутая. Полная сил и достаточно свирепая либералка. Даже если Байден вдруг совсем осунется и вся Америка повезет его на лафете, то Камала Харрис тут же подхватит, поверьте, политическое лидерство.

Я думаю, что в США теперь возникнет еще одна тема: расправившись с трампизмом, американские правые демократы, которые сейчас победили, начнут расправу с американскими левыми. А те приобрели за время кризиса в Штатах очень сильное влияние. И все эти погромы «Антифы», которые бушевали после инаугурации Байдена в Сиэтле и Портленде, включали в себя разгром городского офиса Демократической партии. Вот это уже поджоги рейхстага. С какой стати «Антифа» громит офис Демократической партии, разбивает там стекла и рисует граффити? Казалось бы, непонятно. Но на самом деле те активисты «Антифы», которые участвовали и в капитолийском погроме, стремятся запугать левых демократов там, где они у власти. Democratic Socialists of America — «Демократические социалисты Америки», от которых в Палату представителей США в 2018 году прошла Александрия Окасио-Кортес, а также еще два конгрессмена от DSA, — это фактически коммунисты, но они числились в партийных списках Демократической партии. Потому я погромы в Сиэтле и Портленде рассматриваю как начало расправы теперь уже с левым флангом демократов. Нынешние победители будут освобождать deep state от всевозможных угроз — от угроз справа в лице трампизма и ассоциирующегося с ним американского фашизма (White Power и так далее) и от угроз слева, что для них гораздо опаснее, поскольку левые связаны с университетами и интеллектуальной средой.

— А как же дальнейшая судьба Навального? Он так и останется заложником борьбы двух буржуазий и двух международных торговых путей — морского и континентального?

— Я не верю, что Навального так сразу выпустят из тюрьмы. Вот если я поставлю себя на место злодеев… Предположим, что современная российская власть — это злодеи, а Навальный — их жертва, то зачем им тогда его отпускать? Им надо держать его в тюрьме, как графа Монте-Кристо, пожизненно.

Отмечу, что у современной российской элиты есть еще одна интересная идея. Они думают: царская власть погибла, потому что ошиблась. В чем заключалась ее ошибка? В том, что царь поддался давлению либералов и после революции 1905 года пошел на октябрьский манифест, конституционные реформы и открытие Госдумы.

— Ну да, и вовремя не повесил Ленина.

— В свое время глава Конституционного суда РФ Валерий Зорькин договорился до того, что ошибкой оказалась и отмена крепостного права в 1861 году (буквально: «При всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации»,прим. ред.). Потому что при крепостном праве все было понятно, кто за кого отвечал: Собакевич — за своих крестьян, Коробочка — за своих, а царь — за всех. Поэтому отмена крепостного права явилась уступкой либералам.

Плюс к этому некоторые представители российской элиты всегда симпатизировали ряду разновидностей фашистского режима — начиная от Муссолини, которого телеведущий Владимир Соловьев прославляет почти открыто (ну ладно, в Бенито Муссолини есть хоть какое-то обаяние итальянской культуры), и заканчивая режимом Пиночета и окружавшими его нацистами. Между прочим, телеведущий Михаил Леонтьев дружил с внучатым племянником генерала Петра Краснова и делал с ним интервью, чем очень гордился. Этот племянник, Мигель Краснов, был советником Пиночета в его борьбе с коммунистами и либералами. Еще одна интересная деталь: наша номенклатурная буржуазия всегда прославляла сингапурского диктатора Ли Куан Ю, при котором местное китайское население ходило по струнке. Причем Ли Куан Ю восхищались не только «путинисты», это делал, к примеру, и Владимир Рыжков, вполне себе либерал. Если же говорить об Испании, то «путинисты» всегда были на стороне Франсиско Франко, а отнюдь не республиканцев. Сама идея генеральской диктатуры, основанной на личной лояльности первому лицу, вождю, и на стабильности, достигнутой с помощью силового ресурса, но обеспечивающей всем сословиям нормальную жизнь, им очень импонировала. И еще одна страна приковывала их взгляды в качестве примера — ЮАР до прихода к власти Нельсона Манделы. Потому сравнение Навального с Манделой представляется даже более глубоким и метафоричным, чем кажется на первый взгляд. Но вспомним, что Мандела сидел практически пожизненно (а не 30 дней, которые сейчас пока присудили Алексею Анатольевичу) и при этом был руководителем крупной повстанческой организации, которая применяла диверсионную партизанскую войну против режима апартеида. Так вот, сам расистский режим ЮАР, эта закрепленная власть апартеида и сегрегации, очень даже нравится путинским разного рода идеологам. И они считают большой ошибкой, когда в результате реформы необразованное черное население в ЮАР получило права. При этом «путинисты» указывают на некогда процветавший Йоханнесбург, который после отмены апартеида превратился в зону №9 — с небоскребами, заваленными дерьмом до самой крыши, с уличным террором, когда ни белый, ни черный человек не могут выйти из дома, не опасаясь за свою жизнь. Вот вам пример действия либеральных реформ, говорят они.

«Путинисты» рады и Сталина приводить в пример, но проблема в том, что Иосиф Виссарионович был социалистом. Он стоял на позициях равенства. А не на тех, что «я богач и поэтому ем паштеты с бриллиантовой посуды и *** мальчиков, измазанных в золоте», — как в «Сатириконе» у Петрония. Нет, Сталин был аскетом и всю свою жизнь отдал идее и служению народу. Чуть-чуть, буквально два шага ему оставалось до того, как он видел окончательное завершение первого революционного этапа. Он вместе с партией большевиков совершил революцию, провел чистку правящей советской элиты, в которой совершенно правильно чувствовал термидорианскую угрозу, объединил людей в общем деле, создал институты социальной модернизации, системы образования, науки, советской армии. Сталин победил империализм в Великой Отечественной войне. Ему оставался последний или пара шагов — устранить власть партии, как носителя не идеи коммунизма, а бремени номенклатуры. Сталин хотел передать власть напрямую Советам, и распространенный в то время тезис о союзе коммунистов и беспартийных был не просто словами. Ему оставалась последняя чистка. Но в этот момент к нему пришел ангел смерти — по его воле или же, как говорят, по воле его окружения. В общем, не успел. И партноменклатура все отыграла обратно. На что и указывал Мао Цзэдун. Между прочим, вся его критика, с которой он обрушился на СССР после смерти Сталина, абсолютно справедлива: все, что говорил Мао про Хрущева и Брежнева, сбылось. Партноменклатура под видом социализма просто подготовилась стать капиталистами и хозяевами всего нажитого советским народом богатства. Между прочим, отдельные статьи Мао у нас до сих пор за семью печатями.

— Кстати, после революции 1917 года в Советской России образовалось огромное сословие «бывших». Оно ущемлялось в правах, преследовалось, стояло на учете. А вот после 1991-го никаких «бывших» почему-то не возникло. Многие бывшие первые, вторые и прочие секретари стали президентами, олигархами и так далее.

— Потому что 1991 год никакая не революция. Это институционализация власти — партий, силовой и криминальной, которая уже стала единым целым. А тех, кого они считали неудачниками, записали в «красные директора» и в КПРФ. А удачников — в новую элиту, которая полностью оформилась к 1994 году. Тем не менее «бывшие», «прошлые» имелись. Но элита решила не осложнять ситуацию, иначе пришлось бы конфликтовать с армией и прочим. Вот члены ГКЧП были объявлены «прошлыми», но их помиловали, как известно.

— И многие дожили до преклонных лет, как маршал Дмитрий Язов, умерший в прошлом году. Я помню, как говорил с ним по телефону, и он обмолвился: «Надеюсь, что в 1991 году вы были за Советский Союз, как и я».

— Но и советская власть оказалась милосердна. Белогвардеец Яков Слащев — один из злейших и наиболее кровавых врагов Красной армии — вернулся в СССР из эмиграции еще в 1921 году, преподавал военное дело красным курсантам, пока не был убит в 1929-м одним из них, мстившим за своих родных, казненных Белой армией.

«Что до самого Трампа, то он стал одиозной фигурой, и ему будут всячески мешать создать собственное движение. Хотя бывший мистер президент вполне реально сейчас может запустить третью партию» «Что до самого Трампа, то он стал одиозной фигурой, и ему начнут всячески мешать создать собственное движение. Хотя бывший мистер президент вполне реально сейчас может запустить третью партию» Фото: © Jose More / Keystone Press Agency / www.globallookpress.com

«ДУМАЮ, ВСЕ КОНЧИТСЯ ТЕМ, ЧТО АЛЕКСЕЯ НАВАЛЬНОГО ОБМЕНЯЮТ»

— Какая судьба, на ваш взгляд, ждет «проклятого» истеблишментом Дональда Трампа? Сможет ли он в штате Флорида выстроить еще одну стену, хотя бы умозрительную, которой отгородится от всей остальной Америки?

— Если против Трампа запустят уголовное преследование, это развяжет Путину руки. В какой-то мере подобное выгодно американскому истеблишменту: они с удовольствием пожертвуют Трампом, понимая, что в ответ российский лидер посадит Навального пожизненно, на какие-нибудь невероятные сроки. Но дискурс в любом случае контролируется Западом.

Что до самого Трампа, то он стал одиозной фигурой, и ему начнут всячески мешать создать собственное движение. Хотя бывший мистер президент вполне реально сейчас может запустить третью партию. В свое время республиканцы отделились от демократов — путем объединения с тогдашними партийными организациями, Партией свободной земли и фракцией «Совесть» Партии вигов. Но в самой Америке, как мне думается, традиционная двухпартийная система вполне может уступить место однопартийной.

— Но в таком случае Трамп может создать не третью, а вторую партию, вместо деморализованных республиканцев.

— Я считаю, что есть еще один игрок на этом поле, и мы о нем уже говорили — Democratic Socialists of America. В ней состоят уже 60 тысяч человек, хотя еще около 10 лет назад было всего 6 тысяч. Если они сумеют дистанцироваться от погромщиков из «Антифы», то в политическом отношении у них могут оказаться очень серьезные планы и перспективы. Их духовным лидером является американский философ, сторонник анархо-синдикализма и левого движения Ноам Хомский. Это поколение новых левых в американской политике. Их политическим лидером и символом является конгрессмен Берни Сандерс (сейчас он в рядах Демократической партии). Олицетворением их будущего может служить член Палаты представителей США и также член Демократической партии Александрия Окасио-Кортес и подобные ей 30-летние яркие, прекрасные люди. Поэтому мне лично представляется, что сейчас американская политическая система окажется полна внутренних провокаций, террора, зачисток, чтобы избавить deep state от возможных конкурентов. Это все будет выдаваться за борьбу с радикализмом и терроризмом.

В этом отношении американцы имеют большой опыт — похожим образом они поступили с «Черными пантерами» (леворадикальная организация темнокожих, ставившая своей целью продвижение гражданских прав темнокожего населения. Была активна в США с середины 1960-х по 1970-е годы — прим. ред.). BLM во многом реконструируют модель «Черных пантер», но с той разницей, что Black Panther все-таки являлись маоистами и марксистами. Но после того, как ФБР убило чернокожего исламского проповедника и сторонника «Черных пантер» Малькольма Икса, оно же дало дорогу мафии в черные кварталы с целью наркотизации черной молодежи и распространения среди нее культа наркотиков, разврата и криминального сознания. Это было сделано с целью маргинализировать «Черных пантер», которые представляли из себя очень серьезную силу.

Но нынешнее поколение BLM, возможно, уровнем даже выше, поскольку среди них есть черные ребята, получившие серьезное университетское образование. Я думаю, что мы до конца даже не понимаем, что происходит сегодня в Америке. Но там грядут серьезные события, которые будут продиктованы тем, что демократическое ядро, которое связано с либеральной буржуазией, инвестиционными и финансовыми фондами и прочим, после разгрома трампизма станет укреплять свои позиции, укреплять «глубинное государство», вступать путем дифференциации и отсечения трампизма в союз с республиканцами и теми демократами, для которых условием возвращения в истеблишмент станет разрыв с левыми, подобными DSA — Democratic Socialists of America. И тут для американских левых, безусловно, наступает момент истины.

— Но это еще не гражданская война, насколько я понимаю?

— Думаю, что гражданской войны в США не произойдет. Американская элита настолько перепугана событиями 2020 года, что они сделают все, чтобы ее предотвратить. Прежняя гражданская война стала таковой, а не просто конфликтом группировок в конгрессе, потому что армия США разделилась на южан и северян. До этого генералы Грант и Ли служили в одной армии, но потом оказались по разные линии фронта. Но я не думаю, что американская армия сегодня также разделится пополам — она, в отличие от старой армии, мобилизационная и наемная. Хотя, конечно, американские солдаты и офицеры придерживаются разных взглядов, и многие из них трамписты. 75 миллионов человек, проголосовавших за Трампа, ведь никуда не делись из США. И даже женщина, убитая при штурме Капитолия, — Эшли Бэббитт — ветеран ВВС США. Ее смерть, я думаю, стала шоком для многих американских военных. Но есть в Вооруженных силах Штатов и сторонники демократов, и даже сторонники геев и лесбиянок. Там служат даже трансгендеры и трансвеститы. Возможность раскола есть, но она невелика.

— Что касается Навального: он останется «железной маской»? У нас уже были две «железные маски», которым не суждено было увидеть свободу и которые многое знали о нынешнем режиме: Юрий Шутов, а затем Владимир Кумарин.

— Из-за Шутова или Кумарина вряд ли бы стали вводить международные антироссийские санкции. Я думаю, все кончится тем, что Алексея Навального обменяют — например на Виктора Бута, которого США обвиняют в поддержке терроризма. Для многих Бут является жертвой и символом американского репрессивного режима, и за него есть кому вступиться — например офицерам отечественной военной разведки. Его вполне могут обменять на Навального, как когда-то «хулигана — на Луиса Корвалана» (под «хулиганом» подразумевался диссидент Владимир Буковский прим. ред.). Вот, пожалуйста. «Хулиган» Навальный может быть обменян на Виктора Бута, который стал Корваланом поневоле. И, между прочим, обмен главы ФБК на Бута стал бы хорошим фактором для укрепления путинского режима, для которого лозунг «Своих не бросаем» всегда оставался на первом месте. Кстати, Виктор Бут в свое время служил в армии вместе с Орханом Джемалем, и тот мне многое рассказывал про него.

— Каков ваш прогноз относительно субботних митингов за Навального?

— Я считаю, что они будут достаточно серьезны. Это же как «Умное голосование» — многие в своих соцсетях оставляют заявки, что они придут. Даже в провинциальном Владимире уже отметились 500 человек. Но вся эта мощь, включая ожидаемые заявления западных политиков, меркнет на фоне мощи YouTube — десятки миллионов просмотров фильма про путинский дворец, причем чисто пропагандистского. Тем, о ком рассказывается в видео, даже возразить нечего, любое заявление выглядит лепетом. Или они называют все это чушью, «клюквой», что равносильно словам: «Мне наплевать на вас всех, что хочу, то и ворочу».